Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Май 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Друзья сайта
Среда, 29.05.2024, 16:11
Земля в цвету

Пятнадцать лет назад вот с этой же кручи глядела я на истерзанную, обугленную, изрытую окопами, густо опутанную колючей проволокой землю. Только скорбно протянутые к небу печные трубы напоминали, что здесь жили люди…
Теперь здесь уже ничто не говорит о войне. Второе свое рождение отпраздновали и город Шакяй и все колхозные деревни Шакяйского района. Какими прекрасными они поднялись из пепла и руин!
На широких улицах нового поселка колхоза имени Ленина стоят уютные особняки. Соревнуясь со стройными соснами, тянутся ввысь радио- и телевизионные антенны. Новая школа, амбулатория, гаражи, ремонтно-механические мастерские, лесопилка, животноводческие фермы — все это построено руками колхозников.
Слава о колхозе имени Ленина гремит по всей Литве. Доходы этой артели превысили 12 миллионов рублей.
Председателю колхоза Костасу Гликасу присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Дела в колхозе идут хорошо, и люди здесь живут замечательные. О ком же из них рассказать? Не постучать ли в первый попавшийся дом и не узнать ли, кто там живет, как?
Мы направляемся к дому, расположенному в глубине цветника. Стучим. Дверь открывает седая женщина. Знакомимся. Она называет себя и протягивает нам морщинистую, но все еще сильную руку:
— Антосе Юодалайтене.
Молодость и зрелые годы ее прошли в те недоброй памяти времена, когда, по словам поэта, «стон стоял над каждой хатой, стонала горестно Литва».
— Вы, небось, знаете о батрацкой доле по книгам,— говорит хозяйка,— а я не только сама ее сполна изведала, но и всех своих детей вынуждена была в батраки провожать. Видеть своего ребенка несчастным — нет большего горя для матери!
Старая женщина предается невеселым воспоминаниям. То, о чем она рассказывает, не только описано в произведениях литовских писателей Юлии Жемайте и Пятраса Цвирки, но и свежо в памяти людей, которые значительно моложе нашей хозяйки Роясь недавно в архиве, я наткнулась на любопытную статью в одном из старых журналов, «Ежегоднике  сельскохозяйственной академии». Эта статья была посвящена положению сельскохозяйственных рабочих в 1939 году — последнем году существования буржуазной власти в Литве.
Основанием для статьи послужил опрос 185 семей батраков. Кто знает, может быть, опрашивали и нашу хозяйку. В статье указано, что рабочий день батрачек продолжался от 15 до 18 часов, что отлучаться с хутора они могли лишь раз в две-три недели, что большинство женщин не имели своего угла, где бы могли отдохнуть после изнурительной работы. В случае болезни им приходится вообще уходить с работы. Не случайно, что среди опрошенных почти не было батрачек старше 30 лет. В Литве тогда говорили: «Век батрачки — тридцать лет»!
За окнами послышался треск мотоцикла. Хозяйка встрепенулась, заспешила к дверям.
— Бенедиктас приехал,— объяснила она.
В комнату вошел сын хозяйки — рослый, широкоплечий мужчина лет за пятьдесят. Я попросила и его рассказать о себе, о делах в колхозе.
— Живу, как все,— ответил он.— Работаю в колхозе садовником. Сто двадцать пять гектаров у нас под садами, а скоро будет двести гектаров. Всю дорогу засадим фруктовыми деревьями: от колхоза до районного центра — города Шакяи.
О колхозном саде, о выведенных им новых сортах плодовых деревьев Венедиктас рассказывает с вдохновением, показывает медали, полученные на выставке в Москве. О себе же говорит мало, неохотно. Но все же я кое-что узнала о нем. В 1936 году батрак Бенедиктас Юодолайтис вступил в члены Коммунистической партии Литвы, находившейся тогда в глубоком подполье. Активно боролся против эксплуататоров. В годы гитлеровской оккупации был узником  концентрационных лагерей. Его жену, коммунистку, фашисты расстреляли.
После войны вернулся в родную деревню, был одним из инициаторов создания колхоза. Когда наладилась мирная жизнь, женился. Его жена работает в колхозной амбулатории медицинской сестрой, а сейчас на курорт уехала.
Попрощавшись с Юодолайтисами, я направилась к их соседям. Разговаривала с доярками, свинарками, полеводами и убедилась, что не для красного словца сказал колхозный садовник: «Живу, как все». Достаток пришел в каждый дом.
Запомнилась мне встреча с телятаницей Ромой Адомайтите, которая, окончив среднюю школу, начала работать на животноводческой ферме. В нынешнем году колхоз направляет ее на учебу в медицинский институт.
— А моих друзей,— сияя глазами, говорит Рома,— Аделю Спренджюнайте и ВЙктораса Пяткунаса колхоз посылает учиться в Литовскую сельскохозяйственную академию.
Много, очень много замечательных перемен произошло за двадцать советских лет на литовской земле!
Наталья ГЕЛЬБАК Литовская ССР.

Журнал “Крестьянка” № 7 июль 1960 г.