Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Июль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Друзья сайта
Четверг, 18.07.2024, 14:01
Вагоновожатые

Зина Болгова весной 1937 года окончила курсы вагоновожатых. Во время стажировки к каждому ученику-вагоновожатому прикрепляют опытного вожатого с многолетним стажем. К Зине Болговой прикрепили старого трамвайщика —— тов. Грико.
— Заботился он обо мне как отец родной, — говорит Зина Болгова о тов. Грико.— Такой он человек настоящий. Обычно у нас не очень-то охотно стажировку с молодыми проходят, потому что за это особо не платят. Езди вместе с окончившим курсы учеником, стой за его спиной, смотри, как он справляется. А когда надо, хватай ручку.
И все. А тов. Грико сам вызвался провести со мной стажировку. „Уж я тебя до конца выучу”, говорит.
Строго и любовно учил старик девушку. В первую ее самостоятельную поездку, когда, хоть и уверенная в своих силах, но все-таки невольно замирая, Болгова повела состав одна, тов. Грико встретил девушку в конце маршрута. Это было совершенно необязательно, но тов. Грико знал, что на конечной остановке нет кольца. Надо кантоваться, переводить стрелку; это гораздо труднее, чем просто привести трамвай на кольцо. Насупив брови, старик внимательно следил за кантовкой. Не подкачает ли ученица? И ученица не подкачала.
Заботы тов. Грико не пропали даром. Он по праву гордится своей ученицей. Тов. Болгова — работник молодой, но сильный. За 5 месяцев у нее не было ни одной аварии, ни одного опоздания или прогула.
После трех месяцев работы вожатый Болгова получила 2-й разряд. Но на этом она не хочет останавливаться. Она решила окончить техническую школу.
— А учитель мой Грико и до сих пор за мной следит, — улыбается Зинаида Максимовна. — Часто спрашивает: „Ну, как ты там здравствуешь? Смотри у меня!”
— А меня и в самом деле родной отец учил — говорит другая вожатая, Анастасия Андреевна Васильева. — Папа мой, Андрей Иванович Васильев, с 1929 года вожатым работает. У нас в семье все трамвайщики.
Семь человек из одной семьи работают в трампарке имени тов. Калинина: отец и я — вожатые, три сестры — кондукторы, четвертая сестра— моторщица в парке, брат — кузнец трампарка.
Каждый вечер за чайным столом Васильевых происходит „обмен опытом”. Рассказывая друг другу о своем рабочем дне, они незаметно друг у друга учатся.
Хоть и очень молодая летами — ей всего 23 года — Анастасия Васильева имеет уже изрядный стаж работы в Лентрамвае. Шесть лет она, как и сестры, проработала кондуктором. Но ей давно хотелось узнать мотор, быть водителем вагона. Так хотелось, что однажды она выпросила у подруги-вожатого ручку и, без всякой подготовки, не имея специальных знаний, провела трамвай за городом на порядочное расстояние.
Досталось и Анастасии и подруге ее здорово: ручка вагоновожатого дело священное — прикасаться к ней без разрешения нельзя. Недаром существует твердое правило: покидая площадку трамвая даже на несколько минут, вожатый непременно уносит с собой ручку.
Вскоре после этого Анастасия поступила на курсы вагоновожатых. Ученье давалось легко: трехмесячные курсы она закончила досрочно, в один месяц.
И вот уже год как она работает вожатым. Работает тов. Васильева по-стахановски: за год не было у нее ни одной аварии. Как и Зина Болгова, Настя Васильева хочет окончить техническую школу. Обе девушки крепко любят свою работу.
— Работа у нас живая и интересная, — рассказывают они. — Все время надо быть на-чеку. И ответственность большая: ведь мы людей в трамвае возим. Как сядешь на свою скамеечку вожатого, так сразу чувствуешь, что ты на посту. Особое чувство тобой овладевает. Позади тебя люди сидят, и перед трамваем люди ходят, а ты за всех отвечаешь. Работа важная и интересная. Но и трудностей в ней очень много. Работа вожатого требует непрерывного внимания, напряжения и выдержки. Нужна и большая находчивость — теряться никак нельзя.
У Зины Болговой произошел однажды такой случай. На полном ходу перед самым трамваем на линии внезапно появилась женщина с ребенком.
Она держала закутанного в одеяло ребенка на уровне лица с левой стороны и совершенно не видела трамвая. Болгова отчаянно зазвонила и, дав сильный тормоз, осадила трамвай. Но женщина уже, упав на рельсы, оказалась под вагоном, между колесами.
Болгова знала, что колесами женщину не задело. И тут она проявила подлинное мужество и выдержку. Не теряя ни секунды и не дожидаясь вызванной кондуктором пожарной части, она высадила людей из трамвая и с помощью кондукторов и пассажиров приподняла площадку вагона. Через несколько минут совершенно невредимая женщина и ребенок были вынуты из-под вагона.
— Ну, девушка, ты, однако, герой! — говорили вожатому окружающие.
Главные трудности вожатому создают люди. Небрежное отношение к правилам уличного движения и незнание этих правил, а часто и некультурность и непростительная грубость пассажиров — вот что заставляет вожатого нервничать, делает подчас работу его мучительной.
Часто бывает, что пассажир задолго до остановки открывает дверь моторного вагона и выходит на площадку. Ему кажется это пустяком.
— А вам не все равно, где я стою? — грубо отвечает он на просьбу вожатого войти в вагон и закрыть дверь.
Таким образом вожатому приходится одновременно и вперед смотреть и следить за пассажиром на площадке. При быстрой езде, при поворотах трамвая человек может вылететь с площадки и попасть под колеса.
Десятки моментов, которые кажутся прохожим мелочами — перебеганье дороги перед самым трамваем, вскакивание на ходу и т. п. — осложняют работу вожатого. А этих досадных „мелочей” могло бы совсем не быть.
Особенно много волнений и беспокойства доставляют ребята. С возмущением говорят трамвайщики о родителях „ездоков на колбасе”.
Трамвайщики неоднократно поднимали вопрос перед управлением Лентрамвая о том, что необходимо устраивать встречи работников городского транспорта с рабочими и служащими города Ленина.
Если бы „поговорить по душам” с пассажирами, то число несчастных случаев значительно уменьшилось бы. Но почему-то такие встречи до сих пор не проводятся.
До революции женщин-вожатых почти не было. Сейчас сотни девушек и женщин работают в Лентрамвае. Таких, как товарищи Болгова и Васильева, молодых и энергичных, хороших общественниц, сильных производственниц среди трамвайщиков немало.
КОТОВЩИКОВА Трампарк, им. тов. Калинина, Выборгская сторона.

Я ОТДЫХАЮ В САНАТОРИИ
В детстве я пасла скот, получала пять рублей за лето. Когда подросла, поступила на Шлиссельбургскую текстильную фабрику. На ней отработала много лет. Мой муж погиб в гражданскую войну. Я осталась с двумя ребятами. Думала — погибну с ними. Долго плакала, жалела о смерти мужа.
Сейчас, оглядываясь кругом, вижу: не надо плакать. Мой муж, как и тысячи лучших людей, погиб за наше счастье, за нашу свободу. Их кровь пролилась не даром.
Вот я сейчас отдыхаю в санатории на станции Сиверская. Конституция дала нам право на труд, дает право на отдых. Мне, когда я была пастушкой, и в мысли не могло притти, что я когда-нибудь буду отдыхать. Я живу в прекрасной комнате, получаю вкусное питание, хорошо отдыхаю. Вместе со мной отдыхают сотни трудящихся.
Вот почему в день выборов в Верховный Совет РСФСР я буду голосовать за кандидатов блока коммунистов и беспартийных.
РУШЕЕВИЧ Шлиссельбург.

Работница и крестьянка 10 июль 1939 г.