Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Июль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Друзья сайта
Среда, 17.07.2024, 16:50
Так называют его солдаты

Когда солдат, отслужив положенный срок, покидает родную часть, он уносит с собой на всю жизнь самые светлые воспоминания о дружной армейской семье, о товарищах по оружию, о своих командирах, которые учили и воспитывали его. И потом, куда бы ни привели жизненные дороги — то ли на стройку, то ли в совхоз на целинных землях Казахстана, то ли на далекую полярную зимовку, солдат с первым письмом обращается к своему бывшему командиру. У него, как у отца родного, спрашивает совета, делится своими радостями и печалями, рассказывает о планах, о том, что волнует и тревожит. Один встретил хорошую девушку, полюбил ее, собирается жениться — и об этом сообщает в часть, приглашает командира, если, конечно, он сможет найти время побывать на свадьбе. Другой заканчивает институт и спешит поделиться этой радостью с человеком, который приучил его к упорству в достижении поставленной цели. У третьего жена родила сына, и бывший воин шлет телеграмму, что назвал сына Петром, по имени командира…
Простые солдатские письма… Но как значительны они, как примечательны! Это же — яркое свидетельство того братства, той глубокой, прямой и человечной дружбы, которая объединяет наших командиров и солдат, роднит и сближает их, как сынов великого советского народа.
Передо мной несколько таких писем, присланных из разных концов нашей страны различным командирам. И почти каждое из них начинается словами: «Дорогой товарищ командир!». «Для меня и для моих сослуживцев, — пишет старший сержант запаса Н. Климов своему командиру — майору Н. Бодунову, — вы сделали много… Помню ваши задушевные беседы. Не забываю ваших наставлений идти в жизни только прямым путем, не сворачивая от преград на извилистые дорожки. С вами мы могли делиться всем — радостью и неудачами, знали: вы поймете нас и не обделите верным отцовским советом».
А вот какими сердечными, проникновенными словами выразил свое отношение к командиру моряк Басалаев.
«Спасибо вам, товарищ командир, — пишет он, — за науку, за все то хорошее, что вы дали мне и моим товарищам, спасибо за доброе сердце, которого на всех нас хватало».
Да, доброго сердца командира действительно на всех хватает. Командиру до всего дело: и как солдат службу несет, и как стреляет, и какое у него настроение, и здоров ли он, и что пишут ему из дома, и накормлен ли он. Ведь солдат — это не просто фамилия в списке, это защитник Родины, ее гражданин, которого командиру доверено обучить и воспитать, подготовить для самоотверженной защиты великих завоеваний социализма.
А воспитание — нелегкая вещь. Трудное это, страшно хлопотливое и порой утомительное дело. Но зато и почетное. Садовник радуется, когда ему удается из дичка вырастить хорошее плодовое дерево, которое и стужи не боится, и от жары не гибнет, и плоды дает сочные, вкусные. Изобретатель восторгается, когда после долгих поисков и трудов создает новый тип машины или механизма. Какой же должна быть радость командира-воспитателя, когда он — смена за сменой — готовит сильных духом, мужественных, волевых,
политически сознательных защитников Родины! И как хорошо на душе, когда видишь, что твои старания, твои заботы, твое напутственное слово не пропали даром, что твой труд увенчался успехом, когда из нерадивого подчас солдата выковывается замечательный, умелый и храбрый воин, готовый, если потребуется, жизни не пощадить ради любимой Родины.
Вспомнился мне разговор двух героев повести В. Комиссарова «Гвардии лейтенант» — майора Морозова и гвардии лейтенанта Горина. Говорили они о солдате Алексеенко, о том, как трудно поддается он воспитанию.
«Разные люди у нас, — замечает майор Морозов, — и от нас зависит, каким этот Алексеенко будет через пять, десять, двадцать лет, как будет защищать Родину от врагов или работать. Как в школе: создание человека. Только в школе лепят из воска, здесь высекают из мрамора…»
А для того чтобы высекать из мрамора, надо самому быть хорошим мастером, иметь чистую, светлую, партийную душу, надо вносить в свое общение с людьми не только свойственную командиру властность — она необходима, — но и душевность, чуткость, внимание. И эта душевность вытекает из всего существа нашего советского образа жизни, для которого характерны коллективизм, товарищество, уважение друг к другу.
Мыслима ли душевность, искренность, теплота во взаимоотношениях солдат и офицеров капиталистических стран? Сомнительно. Ведь там солдат и офицеров разделяет стена: и классовая, и идейная, и духовная. Солдат — выходец из трудовой, народной среды, а офицер, как правило, — представитель господствующего класса помещиков и капиталистов. Он смотрит на солдата, как господин на своего раба, как хозяин на батрака.
Подобная картина была характерна и для армии дореволюционной России. Эту страшную оторванность офицеров от солдат хорошо подметил и изобразил писатель Куприн. Герой его произведения «Поединок» подпоручик Ромашов мучительно размышлял над тем, почему он, как и другие офицеры, так далек от своих солдат, такой чужой для них человек: «Вот их сто человек в нашей роте. И каждый из них — человек с мыслями, с чувствами, со своим особенным характером, с житейским опытом, с личными привязанностями и антипатиями.
Знаю ли я что-нибудь о них? Нет — ничего, кроме их физиономий. Вот они с правого фланга: Солтыс, Рябошапка, Веденеев, Егоров, Ящишин… Серые однообразные лица. Что я сделал, чтобы прикоснуться душой к их душам?… — Ничего».
Душевность — это партийное качество, ленинская черта. Владимир Ильич Ленин был исключительно чутким, душевным человеком. Будучи требовательным в работе, В. И. Ленин, как никто, умел поднимать и поощрять энергию работников. Даже распекая не на шутку, он никогда не унижал человеческого достоинства, внушал каждому веру в свои силы, проявлял внимание, заботу.
Он, как вспоминал А. М. Горький, «зорко следил за жизнью товарищей. Сидит за столом у себя в кабинете, быстро пишет и говорит, не отрывая пера от бумаги:
— Здравствуйте, как здоровье? Я сейчас кончу. Тут один товарищ, в провинции, скучает, видимо — устал. Надо поддержать. Настроение — не малая вещь!».
Отрадно, что в своем большинстве наши командиры, наши офицеры, обучая солдат, воспитывая их, не забывают о партийной чуткости и душевности.
Вспоминается один, казалось бы на первый взгляд, обыденный, незначительный эпизод. В Н-ской артиллерийской части ночевал я на квартире командира взвода лейтенанта Фролова. Легли поздно, во втором часу ночи. Погасили свет. Прошло с полчаса. Слышу, лейтенант ворочается, вздыхает.
— Что это вам не спится? — спрашиваю. А сам думаю: дело молодое — видно, с девушкой нелады вышли…
— Да вот, знаете, — говорит лейтенант, — не выходит из головы солдат один. Недавно ко мне во взвод прибыл. Тяжелый характер. Все думаю, какие к нему ключи подобрать… Парень, видать, неплохой, да с надломом. Надо выправить.
Вот оно, настоящее командирское беспокойство! И беспокойство прежде всего о Человеке, о его становлении. Солдат, о котором шла речь, в это время спал себе спокойно и разные сны видел, а командир думал о нем, о его судьбе, о путях его солдатской жизни и глубоко верил в то, что вместе с коллективом, опираясь на коммунистов и комсомольцев, на их помощь, поставит воина на верную дорогу.
Факт примечательный! И такими фактами богата наша армейская действительность. Беспокойство за солдата, за его судьбу, за его мастерство никогда не покидает командира. Для офицера, влюбленного в свою профессию, обладающего подлинным командирским чутьем и тактом, не существует «неисправимых» солдат, не поддающихся никакому воздействию. Главное — найти тропинку к сердцу человека, найти в солдате то хорошее, светлое, что иногда бывает скрыто, лежит под пыльным слоем пережитков. Главное — вера в человека, в то, что он может, должен, обязан стать лучше.
Нередко приходится слышать, как о том или ином хорошем командире воины говорят:
— Строгий, но душевный человек. За промахи и недостатки спуску не даст, а в беде поддержит, за хорошее всегда похвалит.
Строгий, но душевный. Требовательный, но чуткий. На первый взгляд кажется, что эти вещи мало совместимые.
А вдумаешься — поймешь, что без сочетания этих качеств немыслим настоящий, волевой, советский командир. Ведь душевность командира — это не мещанская, обывательская мягкотелость, не похлопывание подчиненных по плечу, не заигрывание с ними и панибратство, а отеческая забота о солдате, требовательное отношение к нему. Тот, кто потакает слабостям солдата, закрывает глаза на его ошибки, дает поблажки в службе и в учебе, тот не командир, того, как правило, и подчиненные быстро перестают уважать.
Командир прославленной 8-й гвардейской дивизии генерал Панфилов однажды справедливо заметил, что «жалеть» солдата во время учебы — значит губить его, снижать боеготовность.
И когда командир требует, он хочет одного, чтобы солдат был Солдатом с большой буквы — мастером, готовым победить врага в любой обстановке.
Не зря говорят, что «поблажками калечат, а требовательностью лечат». Это истина, проверенная жизнью. Требовательность закаляет волю, оттачивает характер, приучает быть целеустремленным, исполнительным, решительным и активным. Не по нутру она только людям малой души, ленивым натурам, себялюбцам и белоручкам. А для примерного воина требовательность командира легка и привычна, потому что исполнительность, послушание — вторая натура настоящего советского солдата.
Каждое требование командира — в интересах дела, в интересах нашей Родины, в интересах каждого воина.
Вот перед замершим строем молодых солдат, совсем недавно надевших военную форму, проходит командир.
Для него начинается поистине страдная пора. Сколько сил, энергии, сколько души нужно вложить в то, чтобы из этих, пока что необученных людей подготовить мастеров военного дела! Перед ним разные характеры: сильные и слабые, дерзкие и робкие, послушные и непокорные, общительные и замкнутые… И к каждому нужно найти подход, каждому нужно заглянуть, как говорится, не только в глаза, но и в душу.
И потом обучать, воспитывать, шлифовать, развивать в людях лучшие моральные и боевые качества. Словом, растить человека. Благородная, почетная задача!
Наш командир ведь не просто командует и распоряжается, он, прежде всего, учит, воспитывает, растит защитников нашей Родины, строителей коммунизма.
Он воспитатель, наставник, старший товарищ и друг. Так называют его солдаты. Так оно есть в жизни!
Подполковник Дм. ДАЖИН

Советский воин № 15 август 1959 г.