Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Апрель 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  
Друзья сайта
Понедельник, 22.04.2024, 10:27
Стальные руки

Утром, в серый рассветный час, с хозяйственного двора колхоза «Дружба народов» разъезжаются трактора. Бригадир Андрей Константинович Серый не собирает механизаторов на наряд ни утром, ни вечером. Почему? Трактористы объясняют так:
— Вот мы говорим, что работать полагается, как часы. А разве ж в часах колесико колесику растолковывает каждый день, что делать надо? У каждого свое место есть, своя работа… Вот и у нас каждый за свою работу отвечает.
Идут трактора по новой улице, построенной недавно артельной строительной бригадой для новоселов, приезжающих в Петровку. Проходят мимо животноводческих ферм, мимо линий электропередачи, огромных баков над глубокими колодцами-скважинами.
Подойдут трактора к кукурузному полю, к саду, к винограднику, лихо развернутся и, уже заработав в полную
силу, войдут в междурядья…
Не так уж много тракторов в колхозе, не так уж много механизаторов. На летучке они без труда размещаются в одной из комнат правления. Но если бы собрать всех тех, чей труд на полях они заменили, не хватило бы даже двух просторных клубных залов.
«СЕМЕЙНЫЙ КОНФЛИКТ»
Раньше Валентина Исаева работала на кукурузных плантациях. Теперь не работает. Придется порой пройти мимо знакомого поля, глянет на зеленые квадраты— и мимо. А ведь и сейчас работала бы, пожалуй, если бы не муж…
Наверное, думаете, этот самый муж отсталый человек и завел в семье домостроевские порядки? Не торопитесь
с выводами.
До сих пор помнит Валентина Исаева, что за труд был на кукурузе. Сажали вручную, потом несколько раз
«цапали»: шли из конца в конец поля с нехитрым инструментам, что в одних местах зовут мотыгой, в других — тяпкой, а здесь, в Крыму,— цапкой. Уборка — и опять снуют по всему полю женские руки…
А в этом году сто шестьдесят гектаров кукурузы посадил и прокультивировал один тракторист — Иван Исаев. Кстати, сорняков выросло не так уж много: ведь готовил землю к весне тот же Исаев — для себя готовил.
Всю кукурузу в колхозе — три тысячи гектаров — взяли на свое попечение трактористы. И садят, и культивируют, и убирают теперь машины. Правда, совсем без женских рук пока обойтись не удалось: делать прорывку машины еще не научились.
Вот так и получилось, что тракторист Иван Исаев потеснил с кукурузного поля собственную жену и десятки других женщин от тяжелого труда освободил.
Побольше бы таких «семейных конфликтов»! Кукурузовода Валентины Исаевой в колхозе теперь нет. Зато виноградарь Валентина Исаева с удовольствием показывает плоды своей новой работы — налитые солнцем виноградные гроздья.

ВЕНИК И ВЕРТОЛЕТ
Двадцать лет назад молодой тракторист Петр Парасочка распахал на своем «С-65» тринадцать гектаров. На этом месте заложили первый в колхозе виноградник. Делалось это так. Сперва размаркировали поле с помощью колышков да веревки. Затем шел человек с ломом, выбивал в земле ямки в полметра глубиной. За ним женщина с ведерком заливала ямки водой. Вторая женщина совала в ямку виноградный чубук, третья засыпала его землей. А сбоку плелась лошадь-водовозка с бочкой на телеге. Но посадить виноград — это даже не
четверть дела. Надо его не раз прополоть. Надо укрыть землей на зиму, чтобы не вымерз, раскрыть весной. Когда подрастет, поставить на шпалеру, вкопать вдоль рядков колья растянуть между ними проволоку, чтобы было за что цепляться виноградным усикам, карабкающимся вверх, чтобы каждой веточке, каждой грозди хватило простора и солнца. Попробуйте-ка сделать все это, когда вся «механизация» на винограднике — лопата, цапка да собственные руки!
Не удивительно, что расширять виноградник никто не торопился. Урожаи были низкие — даже самим колхозникам хватало винограда, как говорится, «на один зуб». Кончилась уборка — кончился и виноград.
Да и вообще еще лет восемь назад смотрели на него как на роскошь: есть — хорошо, нет не беда. Был бы хлеб…
Но потребности людей в нашей стране растут быстро. Теперь, если осенью в ларьках и на рынках нет фруктов, хозяйки говорят такое, что у торговых работников не то, что щеки — затылки краснеют от стыда. А пройдет еще года три — и по всему Союзу виноград, может быть, станет считаться одним из предметов первой необходимости.
Вот почему в «Дружбе народов» уже посажено ни много, ни мало — тысяча восемьсот гектаров виноградника, Если бы возделывать его по-старому, в колхозе просто не хватило бы людей.
Но теперь работа ломщика и заливщика осталась лишь в людской памяти. Гидробуры, укрепленные на тракторе,
одновременно делают ямки и заливают их водой. Трактора с устройством, сделанным бригадирам Андреем Константиновичем Серым, закрывают виноград на зиму, трактора с приспособлением, придуманным трактористом Петром Евстахиевичем Парасочкой, открывают его весной. Трактора проводят маркировку и культивацию. Даже колья для шпалер устанавливает трактор со специальным устройством.
— Без механизации мы бы на таких площадях просто пропали,— убежденно говорит бригадир виноградарей Елена Николаевна Лысенкова. — А теперь руки свободней и голова лучше работает. Посмотрите, девчата делают обрезку, формируют куст, как заправские агрономы.
О том, как изменился труд виноградаря, можно судить по такой детали. Домна Леонтьевна Николаенко работает на винограднике всего семь лет. Но и ей пришлось ходить между рядками с ведром и веничком. Зачем? А так проводили опрыскивание химикатами. Макнет женщина веничек в ведро с раствором и машет, мак под кадилом.
А теперь опрыскивают виноград самолеты. Да и то считают в колхозе, что эту «отсталую технику» пора заменять вертолетом: у них качество работы лучше.

ОДНА НА ТЫСЯЧУ
Есть на свете зеленые края, где сад от сада разве дорога отделяет, да и то через нее ветви друг с другом здороваются. А вот Нина Бондаренко родилась в степи, сухой и пыльной, где даже плоды дикой груши фруктом считаются.
Был, правда, в селе сад — корней тридцать. Хозяин сада, старик с гвардейскими усами, обычно с рассвета возился между деревьями. Иной раз полдня крутился старик вокруг одной вишенки. И мотыжил, и граблями землю ровнял, и воду таскал ведрами: степная земля жадная до воды.
Нина глядела на старика и удивлялась: и как он управляется один с тридцатью деревьями?!
Скажи ей тогда кто-нибудь, что один садовник может вырастить тысячу корней,— засмеялась бы и убежала. Чего говорить с несерьезным человеком!
…В садовой бригаде, которой руководит Нина Бондаренко, двадцать человек. Сад занимает сто четыре гектара. Выходит пять с лишним гектаров на одного садовода, почти тысяча корней.
К тому же в междурядьях молодого сада высажены овощи, за которыми ухаживают все те же двадцать человек.  И управляются!
Потому управляются, что освобождены от самых тяжелых работ в саду. Трактора перепахивают междурядья, боронуют, культивируют. Трактора нарезают борозды для полива и опрыскивают сад. Так что труд садовода становится все более творческим. Недаром в бригаде появились настоящие «профессора» зеленой и сухой обрезки — такие, как Олега Чебунина, Люба Орехова, Рая Балясная, Ольга Зеленая.
Правда, обработка приствольных кругов пока еще не механизирована. Но садоводы формируют у семечковых высокий штамб, чтобы трактор мог подойти поближе к стволам. Так что вручную вокруг каждого дерева приходится обрабатывать лишь небольшую площадь — один — два квадратных метра.
Хорош сад летом! Рядками стоят деревья — словно большие зеленые шары привязаны к белым столбикам. Трепещут на ветру, колышутся — вот-вот улетят… И не сразу заметишь, разве по шуму найдешь ползущий междурядьем запыленный трактор. Этот работяга не сверкает лаком и никелем. И все-таки девушки-садоводы говорят:
— Не машина, а красота!

А ЧТО СКАЖЕТ БУХГАЛТЕР!
В любом хозяйственном деле последнее слово принадлежит бухгалтеру. Финансовые работники — народ осторожный, расчетливый. Их дело — стеречь каждую копейку. А вот старший бухгалтер колхоза Лолина Ефремовна Майорова уверенно говорит:
— На механизацию никаких денег не жалко! Окупает она себя быстро. На винзавод было отпущено по смете
около шести миллионов рублей. Денег не пожалели на самое современное оборудование. Завод окупил себя за один год! Кстати, завод этот строительная бригада колхоза возвела за пять месяцев. Одновременно ставили и жилые дома — по полтора — два десятка в месяц. Для такого строительства один камень вручную пришлось бы год заготовлять. А в «Дружбе народов» купили три камнерезных комбайна — и себе камня хватает и на продажу остается.
А возьмите механизацию на поливе. Ведь построить одиннадцать скважин по сто метров глубиной — это тоже не червонец стоит. Зато урожайность овощей за девять лет выросла в шесть раз. Да и не только в урожайности дело. Механизация позволяет все работы производить быстро, значит, и урожай снимать раньше. А ранние овощи или фрукты ценятся дорого.
В бухгалтерии «Дружбы народов» называют много удивительных цифр. Механизация трудоемких работ на фермах ежегодно экономит колхозу 50 тысяч трудодней. Механизация при посадке молодых деревьев позволила сократить затраты ручного труда в десять раз. Механизация на очистке и погрузке зерна в три раза увеличила пропускную способность толков…
Нет необходимости приводить все цифры. Стоит назвать лишь еще одну — самую главную. За последние семь лет доходы колхоза выросли в семь с половиной раз. Основная причина этого — рост производительности труда, то есть прежде всего развитие механизации.
А ведь есть еще колхозы, где председатели предпочитают ручной труд: пусть, мол, люди побольше трудодней зарабатывают.
В «Дружбе народов» знают твердо: люди заработают тем больше, чем больше продуктов произведет колхоз, чем ниже будет их себестоимость. Машина не соперник, а помощник колхозника. И она сыграла не последнюю роль в том, что многие колхозные семьи зарабатывают здесь в год по тридцать — сорок тысяч рублей.

НЕ ТАК УЖ ДАЛЕК ДЕНЬ…
Мы знаем, по мере приближения к коммунизму будет все больше стираться грань между городом и деревней,
между трудом рабочего и колхозника. А вот механик колхозного винзавода Михаил Алексеевич Морковкин уже сейчас не чувствует этой грани. Он говорит: — Двадцать восемь лет я работал в городе, теперь — здесь. Был, значит, рабочим, стал колхозником. Только звание изменилось — все остальное осталось прежним. Наш винзавод — прекрасное механизированное предприятие. Каждый месяц получаю зарплату. Петровка наша, правда, селом называется, но уже сейчас во всех домах есть радио, электричество, водопровод, а во многих и ванные. Так что в моей жизни с тех пор, как перешел на работу в сельское хозяйство, по существу, ничего не изменилось…
Очевидно, Михаил Алексеевич немного увлекается. Но в самом деле, нелегко сразу сказать, в чем уступает Петровка какому-нибудь небольшому городку. Улицы с прекрасными, по-городскому обставленными домами, бригадные клубы, которым позавидовал бы иной районный Дом культуры, библиотека, детские сады…
Впрочем, и этот облик села уже не удовлетворяет колхозников. В ближайшие годы они решили перестроить свои деревни, создав поселки городского типа с двухэтажными домами, с тротуарами, со всеми городскими удобствами.
Конечно, все это обойдется недешево. Но ведь колхозное производство не стоит на месте. В -прошлом году доход артели составил двадцать четыре миллиона рублей, а этом году по плану должен достичь тридцати четырех миллионов. Но план планом, а жизнь жизнью. Можно сказать по секрету: если в этом году колхоз получит сорок миллионов рублей дохода, этому никто не удивится: ни председатель артели Илья Абрамович Егудин, ни бухгалтер Полина Ефремовна Майорова, ни виноградарь Елена Николаевна Лысенкова, ни тракторист Петр Евстахиевич Парасочка, ни другие колхозники.

ПЕРВЫЙ ХЛЕБ СЕМИЛЕТКИ
В эти дни по всему степному Крыму — От гор на юге до знаменитого Перекопа на севере — с полей к элеваторам бегут машины, наполненные золотистым зерном. Идет первый хлеб семилетки.
Стоит ли описывать уборку зерновых? Каждый помнит ведь, как она обычно проходила. Механизаторы на две — три недели переселяются на полевые станы. Председательская «Волга» сутками не заходит в гараж. Агроном мечется по полям, прислушиваясь к угрожающему шуршанию перезревших хлебов.
Уборка собирает на тока виноградарей, огородников, садоводов. Но в «Дружбе народов» ничего подобного нет. Механизаторы ночуют дома. Председатель, только что вернувшийся из отпуска, спокойно занимается
очередными делами. Виноградари работают на виноградниках, огородники — на огородах, садоводы — в садах. А если говорить об агрономе, то ему так и не удается услышать, как шуршат перезревшие хлеба, оттого что все зерновые в колхозе скашиваются в тот самый день, когда достигают нужной степени зрелости.
Зерновых в колхозе не так уж мало — четыре с половиной тысячи гектаров. И все-таки уборка в «Дружбе народов» не штурм, не аврал — просто одна из очередных работ.
Когда 18 лафетных жаток и 28 комбайнов отлично подготовлены к уборке, нет нужды «штурмовать» и «авралить», достаточно просто хорошо работать.
— Раньше, когда машин было маловато, — вспоминает бригадир третьей тракторной бригады Владимир Васильевич Евтушенко, — уборка длилась месяц, а то и полтора. А сейчас не хлеб нас ждет, а мы его ждем.
Да и механизация теперь не та, и люди не те, и быт у них не тот. Взять хоть ту же третью тракторную. Не только работа, вся жизнь механизаторов связана с техникой.
Стоит ли перебираться на полевой стан, если дорога до места работы отнимает десять минут? Ведь почти у всех членов бригады есть мотоциклы, а у двоих даже автомашины. Стоит ли строить в поле кухню и на скорую руку готовить там обеды, если окрошка, котлеты и ледяное ситро сами подъезжают прямо к лафетной жатке или комбайну? В крытом кузове автокухни есть все, что положено иметь хорошей столовой.
Еще не так давно узким местом на уборке были тока. Пять лет назад третья бригада выходила на уборку зерновых почти в полном составе — семьдесят человек. Большинство людей забирал ток, и всем хватало дела. Пелагея Никитична Быковская, например, крутила ручку веялки, другие женщины ведрами грузили зерно в бестарки. Требовалось великое множество ездовых — все сельские мальчишки брались за вожжи. А теперь бригадир Евтушенко говорит:
— Пропустим зерно через ток — и на элеватор.
Действительно, теперь «пропустить» зерно через ток не проблема. А работают там всего восемь — девять человек. И справляются! Почему?
На ток пришел еще один работник, сильный, умелый, быстрый. Зовут его электричество. Этот работник крутит
электромоторы на всех зерноочистительных машинах и никогда не устает. К тому же на токах установлены автовесы и зернопогрузчики. Там, где раньше работали шесть — семь человек, теперь свободно управляется один. Вот что такое механизация! Это благодаря ей в самый разгар уборки виноградари могут спокойно заниматься виноградом, бахчеводы — арбузами, а строителям ничто не мешает достраивать огромные бригадные клубы и двухэтажные ясли на триста мест.
Красногвардейский район. Крымская область

Крестьянка № 8 август 1959 г.