Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Февраль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829  
Друзья сайта
Суббота, 24.02.2024, 12:09
Скажи мне, кто твой друг…

…Шел ноябрь 1971 года. В Пакистане, переживавшем глубокий политический и экономический кризис, усилились репрессии против прогрессивных, демократических сил.
Особенно напряженной была обстановка в Лахоре. В этом втором по величине городе Пакистана находились центры разного рода реакционных и экстремистских организаций.
…Раннее утро. По проспекту Моул-роуд от мечети Бадшахи движется разъяренная толпа. Стрельба, крики. Звенят стекла разбитых витрин. Миновав офис Пакистанской авиакомпании, толпа поворачивает на узкую улицу. Здесь располагаются здание, в котором проводят свои собрания Общество пакистанско-советской дружбы и штаб Демократической ассоциации женщин, большой магазин, где продается литература и периодика Советского Союза и других социалистических стран. Полицейских не видно. Власти в курсе дела, но не хотят мешать провокаторам. Толпа с криками подходит к дому Секретариата ассоциации женщин. Но тут дорогу ей преграждают. Крепко взяв друг друга под руки, стоят женщины.
Одна из них, немолодая, в темном сари, выходит вперед. Это Мазгар Тахира, известная общественная деятельница, президент Демократической ассоциации женщин Пакистана.
— Остановитесь, образумьтесь! — обращается Мазгар Тахира к толпе. — Мужчины, разве нет у вас своих семей, жен, детей и стариков? Вас толкают на убийства негодяи!
— Мэмсаб Тахира, уйди с дороги и уведи своих женщин! — кричат из толпы.
— Нет, мы не уйдем.
И по знаку Тахиры все женщины садятся на землю, заняв тротуар и проезжую часть дороги. Вырвавшись из толпы, к Тахире метнулся какой-то человек. В руках стеклянная банка. Взмах — и струя обжигающей жидкости плещет в сторону Мазгар Тахиры… Серная кислота. Тахиру спасает случай — серная кислота разливается по земле у ее ног.
На какое-то мгновение наступает тишина. Даже в толпе хулиганов многие не ожидали такой выходки.
«Трусы! Негодяи!» — скандируют вслед за Тахирой женщины. К ним присоединяются прохожие. Вылазка провокаторов сорвана.
Воспользовавшись общим замешательством, скрывается в глухом переулке и неизвестный…
Я хорошо знаком с Мазгар Тахирой. Ее поступок, предотвративший тогда беду, меня нисколько не удивил. Такой уж она бесстрашный человек.
Родом Тахира из аристократической семьи. Ее отец, богатый пенджабский помещик, дал дочери блестящее образование. У нее были все возможности жить безбедно, не отказывая себе ни в чем, совершать заграничные турне, как это принято в их кругу… Но Тахира избрала иную жизнь. Со студенческой скамьи она посвятила себя служению народу, борьбе за освобождение женщин. Ей посчастливилось встретить человека, близкого по духу, по убеждениям, — Мазгара Али Хана, прогрессивного публициста, участника национально-освободительного движения против английского колониального ига. Тахира стала его женой. С этого дня у них одна дорога.
В жизни Мазгаров, как и других прогрессивных деятелей Пакистана, было много нелегких испытаний. В 1947 году в результате раздела бывшей английской колонии появились две страны: Индия и Пакистан. Буржуазно-помещичья верхушка, пришедшая к власти в Пакистане, не собиралась вносить в жизнь простого народа
никаких изменений. Страна по-прежнему оставалась бедной, народ — бесправным. Жестоко подавлялись любые прогрессивные, демократические настроения. В 1954 году Пакистан становится членом СЕАТО, а спустя год — СЕНТО — агрессивных военных блоков, участие в которых на продолжительное время определило внешнеполитический курс страны.
В это тяжелое для всех истинных патриотов время семья Мазгаров продолжает борьбу. Они с теми, кто выступает за мирную политику Пакистана, за установление связей со странами, где победила народная власть, за сотрудничество с Советским Союзом.
В стране возникают и действуют многочисленные кружки, клубы, общества друзей Советской страны. В их создании в Лахоре принимают активное участие Мазгар Али Хан и Тахира.
Противники прогрессивных преобразований, шовинистические и религиозные организации Пакистана сеяли в народе враждебное отношение к первой в истории стране социализма.
Травили тех, кто был постоянен в своих симпатиях к СССР. Хулиганье из правых совершало налеты на дома демократически настроенных людей. Не раз устраивались погромы и в квартире Мазгаров. Однажды бросили гранату… К счастью, никто из членов семьи не пострадал. Пытались похитить их маленького сына Тарика. Провокаторы звонили Мазгарам по телефон грозили физической расправой.
Но Мазгар Али Хан и Тахира были среди тех кто оставался верными друзьями Советской страны.
— В трудные минуты жизни мы всегда обращались к Ленину, — рассказывали они мне при встрече. — В его трудах находили ответы на вопросы, которые ставила жизнь.
…В декабре 1971 года, потерпев полное политическое банкротство и военное поражение в вооруженном конфликте с Индией, пал военный режим Яхья Хана. Произошли важные перемены в экономике страны: под контроль государства был передан ряд ведущих промышленных предприятий, проведена национализация частных пакистанских банков, нескольких крупных судоходных компаний. Изменился и внешнеполитический курс страны. В 1972 году президент Пакистана 3. А. Бхутто посетил Советский Союз.
Этот визит заложил основы улучшения советско-пакистанских отношений. На совещании представителей демократических организаций Пакистана в 1973 году Мазгар Али Хан избирается председателем, а Тахира—заместителем председателя учредительного комитета Всепакистанского комитета защиты мира. Мазгары
представляли свой народ на Всемирном конгрессе миролюбивых сил, состоявшемся в Москве. Когда было возрождено Общество пакистано-советских культурных связей, Тахира вошла в состав его центрального правления от Демократической ассоциации женщин Пакистана.
Мазгар Тахира говорит, что все эти перемены в стране и разрядка напряженности на международной арене благоприятствуют тому, чтобы прогрессивные пакистанцы могли вплотную заняться своими внутренними, неотложными делами.
— А их много, — рассказывала мне Тахира, — много проблем, оставленных нам в наследство колониальным прошлым, реакционным, антидемократическим режимом о который господствовал в стране более двух десятилетий. В Пакистане всего 15 процентов грамотного населения. Бывший президент Яхья Хан, урезавший почти на 40 процентов и без того скудные ассигнования на развитие высшего образования, планировал превратить университеты в военные училища. Он как-то сказал: мне нужны грамотные артиллеристы, танкисты и авиаторы, а штатских инженеров мы всегда можем найти за рубежом… Вот и имеем мы на весь Пакистан
немногим более девяти тысяч инженеров. А ведь надо развивать экономику, бороться с нищетой.
Что сделано на пути развития образования в стране?—продолжала Тахира.— Новый режим ввел бесплатное восьмилетнее образование, повысил плату преподавателям. До 1979 года должно быть введено обязательное пятиклассное образование для мальчиков и до 1984 года — для девочек. Предстоит национализировать частные и упразднить привилегированные учебные заведения. До 1980 года намечено создать 10 тысяч центров по ликвидации неграмотности среди взрослых. Это очень важно для женского образования.
Мы беседовали с Тахирой и о начавшемся в стране процессе раскрепощения женщин.
— Ношение паранджи унизительно, — сказала она — Но не это самое страшное. Вредны и страшны те дикие обычаи и предрассудки, которые не дают нашей женщине возможность приобрести квалификации учиться, воспитывать детей. Мы, все те, кто работает среди женщин, всячески пропагандируем пример женщин Советской Средней Азии, сбросивших оковы бесправия и угнетения.
Практически только сейчас в Пакистане делаются первые шаги по предоставлению женщинам права на труд, образование. Женщин стали чаще брать на работу в учебные и медицинские учреждения. Государство в законодательном порядке защищает права женщин запрещены ранние браки. Но приверженцы старины (а это в основном представители правых организаций и в особенности «Джаамяте-и-Ислами») против перемен.
Весной 1973 года на заседании Национальной ассамблеи произошел инцидент, о котором писали в газетах. Во время обсуждение проекта конституции страны группа депутатов от религиозное партий выдвинула требование: записать в конституцию, что президентом страны может стать только мужчина.
Аргументация? Судьбой, дескать, давно предписано женщине быть только женой, поддерживать семейный очаг. Один из депутатов — мулла с серьезным видом утверждал, что наводнения и тайфуны в Пакистане, участившиеся в последнее время, — результат того, что женщина слетала в космос, а мусульманки, провели собрания в ее честь, провинились перед аллахом.
Министр просвещения Хафиз Пирзада, выступивший на этой заседании, осудил тех, кто тормозит процесс прогрессивных преобразований, лишает женщин возможности участвовать в строительстве новой жизни. Дебаты на эту тему отняли у депутатов полдня Представители оппозиции стучали кулаками, свистели. Но в конце концов их поправки были отвергнуты. Газеты смягчили остроту инцидента, изобразив его как бунт мулл. Однако на самом деле это эпизод отражает сложную и трудную проблему, для решения которой потребуются время, усилия не только властей, но и всей прогрессивной общественности страны.
Тахира рассказала мне о том, что делает в этом направлена Демократическая ассоциация женщин, которой она руководит.
— Чтобы представить размах нашей работы, мало перечислит проведенные нами мероприятия. Например, мы организуем дли женщин центры по ликвидации неграмотности. А знаете ли, что за этим стоит? Надо приложить максимум умения, найти правильный подход, чтобы убедить женщин пойти учиться. Ведь мусульманские догмы запрещают женщине появляться в людных местах. Против обучения своих жен, дочерей восстают некоторые хозяева дома—мужчины. И все-таки активистки нашей организации добились больших успехов: тысячи таких центров существуют сейчас в разных районах Пакистана. Большую помощь члены ассоциации оказывают медикам. Когда проводят вакцинации населения против эпидемических заболеваний, то на медицинские пункты, как правило, являются одни мужчины: женщинам коран запрещает показывать обнаженное тело. И тогда в семьи мусульманок отправляются наши активистки. Убеждают, разъясняют значение профилактических мер.
Особенно сложно работать в северных районах Пакистана, где сильны отжившие традиции.
Я знаю, как много сил отдает работе с женщинами сама Тахира. В ее доме я не раз встречал активисток ассоциации, приехавших и ней издалека за советом или помощью. Во время нынешней мушайры (соревнование поэтов) по настоянию Мазгар Тахирь впервые звучали стихи, посвященные женщине-патриотке Это — явление, необычное для Пакистана.
— Особое внимание, — рассказывала Тахира о ближайших планах своей организации,— мы намерены обратить на студенческую молодежь, девушек, которые обучаются в вузах. Образованная молодежь не должна забывать, в каком она долгу перед своими сестрами, которые все еще живут в темноте и невежестве.
…Совсем недавно я встретился с Мазгаром Али Ханом: он оказался в Москве проездом в Стокгольм, на сессию Всемирной Совета Мира. Вспомнили прошлые встречи, пережитые тяжелые дни. Я спросил, как поживает Тахира.
— Вся в общественной работе, — улыбнулся он. — Бывает, неделями не видим друг друга. Не знаю, откуда у нее берется столько сил Недавно организовала в Лахоре и Карачи выставку о жизни женщин в СССР. Выставка имела большой успех. Она наглядно показала, на что способна раскрепощенная женщина. Муллы и религиозные фанатики были просто взбешены. По почте и по телефону посыпались угрозы: если Тахира не прекратит своей деятельности, ее ослепят, а меня зарежут… Не секрет, что у нас в стране еще есть силы, не заинтересованные в укреплении дружбы с Советским Союзом. И знаете, как Тахира ответила на эти угрозы – он бесстрашно одна явилась на митинг, который проводила реакционная организация «Джаамяте-и-Ислами». Такова моя Тахира. Как всегда, постоянна в своих убеждениях, верна в дружбе – отважна в борьбе.
А. ФИЛИППОВ,
Москва—Лахор. корр. «Правды»

Работница № 11 ноябрь 1975 г.