Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Июль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Друзья сайта
Четверг, 18.07.2024, 14:59
Она была человеком действия

Когда Эжени Коттон узнала о том, что Мария Овсянникова, в течение многих лет редактировавшая журнал «Советская женщина», пишет о ней книгу, она заволновалась. «Очень прошу вас,— написала она автору,— не представлять меня ни как исключительную женщину, ни как великую ученую (у меня очень немного оригинальных работ), ни как героиню. Все, что я сумела сделать полезного, было выполнено мною благодаря счастливому стечению обстоятельств: всю свою долгую жизнь я была окружена людьми исключительной душевности и моральных качеств».
Для создателей фильма «Эжени Коттон» это письмо стало как бы камертоном, в нем — вся поразительная ее скромность. Не случайно с голоса за кадром, произносящего эти строки, начинается фильм. И кончается он строками, хотя и другими, но из того же письма.
До последних дней (а Эжени Коттон прожила немногим более восьмидесяти лет) эта необыкновенная женщина сохранила юношеский пыл, неуемную энергию и обаяние.
Большое впечатление производит увековеченный кинолентой эпизод одной из последних встреч с Жолио-Кюри. Эжени так счастлива повидать старого друга, соратника по борьбе. Действительно, Пьер и Мария Кюри были для нее не только учителями, талантливыми учеными, мужественными людьми каждый из них был для нее идеалом настоящего человека.
В первые послевоенные годы, когда был создан Всемирный Совет Мира — штаб борцов за мир, Жолио-Кюри возглавил этот Совет, а Эжени Коттон стала одним из его заместителей.
«Мы боремся за мир… искренне и бескорыстно. Мы верим, что нам удастся вовремя пробудить сознание человечества, которое сможет победоносно противостоять войне…» Слова, сказанные Жолио-Кюри
почти тридцать лет назад, стали сегодня реальностью. В этом немалая заслуга и Эжени Коттон.
…Дочь мелкого коммерсанта с юга Франции стала талантливым ученым, доктором физических наук. Но она не пожелала, не смогла ограничить свою жизнь рамками науки и семьи. Быть полезной людям — вот, по ее мнению, высшее назначение человека. И Эжени отдает себя общественной деятельности. Она президент Союза французских женщин, затем президент Международной демократической федерации женщин.
Сидя в зрительном зале, мы становимся свидетелями и как бы соучастниками происходящих в фильме событий. Мы попадаем в знакомый по книгам Гюго, Бальзака и Золя Париж с неповторимыми ритмами его мелодий, гомоном улиц. Живем волнениями первых послевоенных лет. В этом нам помогают кадры старой кинохроники, фотографии, документы, объединенные ярким, выразительным и лаконичным дикторским текстом.
Увидеть Париж таким, каким его знала и любила Э. Коттон, помогла создателям фильма Мари Клод Вайян-Кутюрье, ближайший друг и соратник Эжени.
— Когда мы приехали в Париж,— рассказала режиссер Нина Соловьева,— Мари Клод охотно и подолгу бродила с нами по городу. То и дело с грустью вспоминала она: «Вот здесь мы любили гулять с Эжени»… «А на этой скамейке мы не раз сидели»… «Эжени так любила тихие парижские улочки»…
И вот они перед нами, эти окраинные улицы Парижа. Эколь Нормаль — высшая Севрская школа, которую окончила Эжени, где она потом была директором.
…Дом на улице Мориса Берто, где долгое время жила Эжени с мужем, академиком Эмэ Коттоном, а теперь живет ее дочь с детьми. Отсюда к французским партизанам ушел в годы войны сын Эжени, коммунист Эжен Эмэ Коттон.
Кинолента, запечатлевшая дом Коттонов, перемежается кадрами кинохроники военных лет, показывающими борьбу французского народа с фашизмом. «Ужасы войны, страдания моих друзей, несчастье моей любимой родины, — произносит между тем голос, сопровождающий фильм,— сделали из меня решительного борца за мир». И мы будто слышим голос самой Эжени.
Да, она была человеком действия, наша Эжени. И когда французские колонизаторы начали войну во Вьетнаме, за одну ночь в Париже было расклеено пять тысяч плакатов, призывавших молодых парижан: «Нет, ты не пойдешь воевать!» Выпуск плакатов организовала Коттон, так же, как и демонстрацию женщин из всех 46 департаментов Франции, сказавших войне свое решительное «нет!».
«Это сделала я!» — бесстрашно заявила Коттон властям. Восемнадцать месяцев судебного преследования, передача дела военному трибуналу…
Смыслом жизни Э. Коттон была борьба, ибо счастье — она прекрасно понимала это — не только любимый труд, здоровье близких, но и «такой социальный порядок, который исключает нищету и войну». Потом, когда началась новая война, на этот раз в Корее, по предложению Коттон Международная федерация женщин направила туда свою делегацию. Результатом этой поездки был отчет, обвиняющий американских агрессоров, посланный в ООН и опубликованный на 24 языках.
Казалось, на земле не происходило ни одного сколько-нибудь важного события, к которому не имела бы отношения эта скромная женщина с умными, лучистыми глазами. Мир оценил ее мужество, ее энергии.
В 1951 году Эжени Коттон стала лауреатом международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». Вручая премию, академик Скобельцын назвал Коттон «совестью мирового женского движения». И кадры фильма — как бы страницы летописи этого движения: 1945 год, Конгресс в Париже, где зародилась МДФЖ, Конгресс в Вене в защиту детей, Конгресс в Копенгагене…
Сквозь весь фильм проходят ответы Эжени Коттон на вопросы о взглядах на жизнь, которые в разное время задавали ей. В этих ответах как нельзя лучше раскрывается личность Эжени. Создатели ленты, используя прием «стоп-кадра», сумели создать впечатление сиюминутности ответов.
— Мадам Коттон, какую добродетель вы считаете самой замечательной?
— Храбрость…
— Мадам Коттон, что восхищает вас в людях?
— В молодости восхищали умственные или артистические качества. Но под влиянием двух пережитых войн я отдаю предпочтение характеру, а не блеску ума…
— Мадам Коттон, как вы ощущаете идею интернационализма?
— Как уважение к любви, которую люди испытывают к своей родине, и как расширение рамок моего собственного патриотизма…
16 июня 1963 года, когда поднялась к звездам первая женщина-космонавт Валентина Терешкова, в Москву съезжались делегатки на Всемирный конгресс женщин.
А 24 июня в Кремлевском Дворце съездов представительницы всех стран мира приветствовали Терешкову. Мы видим, как Эжени Коттон нежно обнимает отважную советскую девушку. Наверно, она бы была очень счастлива, узнав, что восхитившая ее Валя — ныне председатель Комитета советских женщин, вице-президент Международной демократической федерации женщин. А в тот незабываемый день ее большие глаза светились радостью за судьбу всех женщин, хозяек страны социализма. Не случайно на торжествах, посвященных пятидесятилетию Октябрьской революции, она говорила, обращаясь к советским женщинам:
«…Вы были в авангарде новых событий… в результате которых родилось ваше государство… Ваш пример помог женщинам многих стран улучшить свое положение, и за это мы выражаем вам глубокую благодарность».
Публицистически страстная кинематографическая повесть об Эжени Коттон, удостоенная специального приза Международной ассоциации женщин на кинофестивале 1973 года в Лейпциге,— повесть о проблемах века, которыми жила эта удивительная французская женщина, завещавшая нам свои заботы о мире.
С. СВАРОВСКАЯ

Работница № 03 1974 г.