Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Апрель 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  
Друзья сайта
Суббота, 13.04.2024, 01:10
„АЗОВСТАЛЬ” продолжается

Недавно за выдающиеся производственные успехи, достигнутые на строительстве прокатного стана «3600» Ждановского металлургического завода «Азовсталь», звание Героя социалистического труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и молот» присвоено короткой Марии Федосеевне, бригадиру штукатуров строительного управления № 3 треста «Азовстальстрой».

О Марии Короткой и ее бригаде рассказывает журналистка Т. НИКОЛАЕВА.

Событие это полугодовой давности. Но помнится мне так, словно все это я видела вчера… В центральном пролете нового листопрокатного цеха завода «Азовсталь» — митинг. Он посвящен пуску первой очереди самого крупного в нашей стране прокатного стана «3600».
Двенадцать тысяч строителей, не менее тысячи гостей, пресс-корпус в 200 фото-, кино- и телеобъективов. А на трибуне министры, секретари ЦК КП Украины и ЦК комсомола, руководители строительства, лучшие производственники. И среди них — Мария Федосеевна Короткая.
Где-то перед трибуной, в живом людском море стояли девчата из ее бригады. Их трудно было отыскать глазами, так же трудно, как и выделить их долю во всей этой громадной стройке, в труде 12 тысяч людей.

СТАН
«Родина ждет азовстальский лист!» — пламенеет, требует, призывает на стройке лозунг. Стране нужен толстолистовой прокат. Его ждут десятки крупнейших предприятий кораблестроения, машиностроения, нефтяной и газовой промышленности. А судьбу листа в те жаркие летние дни решали строители. Еще в начале минувшего года было принято продиктованное жизнью решение: пустить первую очередь стана на полгода раньше срока. Это значило, что каждый из 12 тысяч строителей должен давать в смену две нормы. Не ударники, не особенные мастера — каждый! Не только на самой стройке, а и еще на 26 крупных заводах-поставщиках и на чехословацком предприятии «Шкода», исполняющем «заказ столетия», как назвали в Чехословакии заказ Советского Союза на изготовление основного оборудования прокатного стана.
И вот день, когда люди празднуют победу. 21 июня 1973 года — на полгода раньше срока пущена первая очередь стана.

БРИГАДА
Бригада штукатуров Маши Короткой — сорок девчат и замужних женщин — лишь капля, малая доля армии строителей стана. В силу своей профессии штукатуры — то последнее звено, которое завершало весь цикл строительных работ. После них шли уже монтажники, наладчики…
Бригаде Короткой досталось отделывать все труднодоступные уголки цеха и различных его коммуникаций: ниши и колодцы для оборудования; скрытые в толще стен, под полом каналы, туннели. Работа бригады Марии Короткой на стане была из особо трудных и ответственных еще и потому, что «не ради вида она, а ради совести»: то, что сделано руками Машиных подруг, не увидишь со стороны, как заметишь старание тех, кто штукатурил стены гигантского цеха — полтора километра длины! На просторах стен было где размахнуться руке, разгуляться технике. А Маша, показывая свой «фронт работ», все уводила меня из широкого, светлого пролета то по крутой лестнице куда-то вниз, в подземелье, то, согнувшись, пробирались мы по узенькому коридорчику.
— Объекты были такие, где никакой механизации не применишь, а в иных местах протиснут девчата ведро с раствором и штукатурят чуть не на коленках,— объясняла Маша, остановившись в одном узком канале и пробуя рукой его стенку.
— Та-ак, забыли, не зачистили,— протянула она.
Я удивилась: стена как стена… Маша снова остановилась:
— Смотрите, вот работа Нины Мудрогели.
И тут стало понятно, почему та стена не понравилась Маше. Эта, Нинина, была совершенно гладкой, словно делала она не подвал, а светлицу. Потом я смотрела, как работает Нина, невысокая, тоненькая женщина.
Движется не торопясь, взмах руки плавный, вроде бы даже замедленный, но я видела, как приходится поспевать за ней молоденьким девчатам.
— Мастерство, скорость, ловкость,— объяснила Маша. Она не упомянула о таланте. Но мне это подумалось. В работе Нины было какое-то особенное изящество, то, что у художников называется «чистотой линии»…
Позже, понаблюдав за работой штукатуров, я поняла: хотя не все сорок обладали талантом Нины или самой Маши, бригада — все вместе — безусловно талантливая!
Мне кажется, талант бригады виден и в ее рабочем азарте. Сами вызвали на соревнование лучшие бригады штукатуров Украины, приехавшие на помощь строителям стана.
— Потягаться с такими было интересно — все-таки лучшие в республике! И страшновато: а вдруг не одолеем?! — улыбаясь, рассказывала Маша.— Сражались честно. И помогали друг другу, если надо.
Потом местная радиогазета сообщила: «Бригада коммунистического труда Марии Короткой победила в трудном соревновании».

МАША
Слова Маши Короткой о помощи в соревновании не случайны. Помощь человеку в работе, в быту, в семейной жизни, если нужно, для Маши — главная бригадирская стратегия. Когда я спрашивала членов бригады, почему им удалось победить в соревновании, они в один голос уверяли:
«Потому что у нас — Маша. Лучшего бригадира, чем она, не найти».
«Почему?»—спрашивала я женщин. И они начинали рассказывать о Маше: о том, как она привела в свой дом одну из подруг по бригаде, оказавшуюся в трудном положении, как опекала ее и ее малыша, заботилась, словно о дочери, до тех пор, пока не вернулся из армии отец ребенка. Как помогла пареньку из соседней бригады — человеку со сложной и трудной судьбой — поверить в себя и людей. Как Маша вечерами приходит к ним в общежитие, хоть у нее дома своя семья, трое детей. Она хочет знать о своих девчатах все: и что на завтрак едят и какие книги читают. Хочет понять их, молодых.
Когда Машу назначили бригадиром, ей было 18 лет, всего лишь год после училища проработала на стройке. А нынче 18 лет исполняется, как она в этой должности.
— Когда-то еще в школе мечтала я быть воспитателем,— рассказывала мне Маша.— Даже няней в детсаде.
Мечтала быть воспитателем… Так ведь и стала им! Нашла свое подлинное призвание в работе с бригадой.
— Самое главное — помочь человеку полюбить свою работу,— считает Маша.— А привязанность к ремеслу, по ее словам, приходит с уверенностью руки, с радостью от собственного умения. Поэтому прежде всего Маша учит работать. Бригаду она разбивает на звенья.
В каждом есть сильнейший. Получается, как в спорте. Азарт. Нет приказаний, нет понуканий. Есть работа, приносящая радость.
На самые трудные участки Маша встает сама. Не потому, что не доверяет другим,— просто считает, что бригадир — как капитан на корабле…
А еще она считает важным, чтоб почаще слышали работницы хорошие слова о своей бригаде. Эмоциональный заряд всем нужен, особенно новичкам. Все знаки внимания, поздравления, награды потом с лихвой окупятся в работе. И когда бригаду — на собрании ли, на митинге, в газете—называют одной из лучших, Маша радуется не столько, самой славе, сколько тому, что видят работницы, ценят их труд.
— Знаете, они гордятся, что в нашей бригада работают, что на такую стройку попали,— говорила Маша.
* * *
Как-то бригада Маши в полном составе пришла в краеведческий музей. Девчата рассматривали старые фотографии начала стройки завода «Азовсталь» — южной Магнитки. Особо интересовала их первая женская бригада грабарей под руководством Фени Квач, одержавшая победу в соцсоревновании тех лет.
Вглядываясь в лица тех строительниц, невольно сравнивали: похожи ли в чем на них, сегодняшних? Ахали, удивлялись: «Грабари! Теперь и слово-то забытое…» Очень уж непохожей была та жизнь, что угадывалась в неуклюжей одежде, в неказистых бараках, в тачках да лопатах-грабарках, на то, что происходит на стройке сейчас! Только вот глаза у Фениных девчат смотрят так же ясно, с задором. По глазам видно: родня! Да слова на тех, давних плакатах говорят знакомо и понятно: «Темпы решают все!», «Даешь Азовсталь!».
По решению Ждановского горкома ЛКСМУ бригаде Марии Короткой, победительнице в социалистическом соревновании комсомольско-молодежных бригад, присвоено имя Фени Квач.

Работница № 03 1974 г.