Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Май 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Друзья сайта
Среда, 29.05.2024, 15:47
Сколько осталось постсоветскому пространству

Армения передумала заключать соглашение об ассоциации с Европейским союзом и собралась вступить в Таможенный союз, а в перспективе – и в ЕврАзЭС. 

Событие достаточно неожиданное, поскольку соглашение с ЕС готовилось давно и дошло до стадии парафирования, но объяснимое. В Армении расположена 102 база российской армии, которая обеспечивает «зонтик безопасности» для этой закавказской республики. Не будет этого зонтика – не будет как минимум Нагорного Карабаха. Выбора у Армении, в общем, нет.

Украина пока продолжает движение в Европу, так же, как Грузия и Молдова, несмотря на сложности с экспортом в Россию и ценой на газ.

Постсоветское пространство, в том виде, в котором оно возникло после распада СССР, как набор стран, нащупывающих идентичность, скорее всего, прекращает свое существование. В мире вскоре не останется состоявшихся государств, так или иначе не вовлеченных в производственные и сбытовые цепочки, не ориентированных на технологические и финансовые центры, не объединенных в той или иной степени в союзы и организации.

Мировой тренд на переформатирование существующих рынков и создание новых действует и в этом случае. Понятие «суверенитет» становится все более условным, ибо даже лидеры объединений не будут свободны в принятии решений. Действия России по формированию своего собственного союза – поначалу торгово-таможенного, а затем и политического – вполне обоснованны и своевременны. Вопрос в одном: каково качество его возможных участников, и не иждивенцы ли они, неспособные внести свой вклад в общее дело?

Вначале о размерах. Чисто эмпирическая цифра, выведенная экономистами для размера рынка, необходимого для поддержания высокоиндустриального научного и технологического уровня, составляет 500 миллионов человек. Это – минимум.

Даже Евросоюз на сегодняшний день с трудом укладывается в этот размер. Если будет достигнута договоренность с США о трансатлантической зоне свободной торговли (ЗСТ), то тогда суммарный рынок (с другими партнерами) превысит миллиард человек, то есть произойдет движение от минимального уровня к оптимальному значению (два минимума).

Китай и Индия этому критерию удовлетворяют в одиночку.

Россия, даже если она привлечет к союзу остающиеся бывшие республики (Киргизия, Узбекистан, Таджикистан) и даже если представить себе маловероятное событие в виде подключения к процессу Туркменистана, не сможет получить рынок объемом больше, чем 215 миллионов человек. Даже если передумает Украина, то и тогда общий рынок составит около 260 миллионов. Все равно мало, но с Украиной выглядит лучше – возможно, вполне достаточно для поддержания среднеиндустриального уровня. 

Вот поэтому битва за Украину будет вестись до последней секунды, но, вернее всего, не увенчается успехом. Да и с Туркменистаном тоже чуда не произойдет. Значит, рассчитывать мы можем на 210 миллионов человек.

Это – о количественных параметрах. Что до качественных, то они еще хуже. В Средней Азии уровень урбанизации – около 20 процентов, против 74% в России. Культурные различия – колоссальны, что мы и так ясно видим даже внутри РФ. Связность территории низка, а инфраструктура не развивается, но деградирует. Политические режимы различаются кардинально.

Понятно, что евразийский проект для России – в чистом виде затратный. Даже Армении и то обещаны 15 млрд рублей на развитие железнодорожной сети.
Страшно помыслить, сколько нужно инвестиций в среднеазиатские республики, и невозможно представить, откуда они возьмутся.

Но, тем не менее, ЕврАзЭС создавать придется, хотя бы потому, что никто больше не будет отвечать за эту территорию, а оставить ее просто так – нельзя, иначе там наступит дикость, несущая угрозу России. США перестали даже заигрывать с идеей зайти в Среднюю Азию. Все, что они хотят – выкатиться из Афганистана. Китаю нужна энергия, он ее и так получит. Кроме нас – некому.

Так что «постсоветское пространство» останется в истории, как термин политической науки своего времени. Часть его уходит в Европу, а Россия создает новый союз в Азии. На все это понадобится лет пять.

Правда, чтобы это получилось, нужна настоящая политика. Где бы ее занять?

Источник: компания “Неокон”

Оптимизация статьи – промышленный портал Мурманской области