Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Февраль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829  
Друзья сайта
Суббота, 24.02.2024, 12:23
Проблемы развития Мурманской области

В 1990-е гг. Мурманская область вместе со всей страной пережила глубокий трансформационный кризис, сопровождавшийся спадом экономики во всех секторах. В 2000-е гг. она вступила в фазу длительного экономического подъема – ВРП увеличился в 3,91 раза с 55,1 млрд. руб. в 2000 г. до 215,9 млрд.руб. – в 2008 г. Однако ВВП России за тот же период увеличился более чем в 5,6 раза. На Мурманскую область в 2008 г. пришлось 0,6 % ВРП РФ и 6,3 % ВРП СЗФО.
Самые низкие темпы роста экономики среди регионов СЗФО в 2000-е гг. при относительно высоком показателе ВРП на душу населения объясняются:
1. Преобладанием «старых» промышленных секторов, главным образом ГПК (горнопромышленного комплекса), в структуре экономики. Промышленное производство по-прежнему составляет основу экономики Мурманской области – 39,8 % ВРП в 2008 г. ГПК составляет основу промышленности: добыча полезных ископаемых обеспечила 42,7 % от общего объема промпроизводства, металлургия – 24,3 %, 21,1 % обеспечила энергетика, в значительной степени благодаря Кольской АЭС, поставляющей электроэнергию для предприятий ГПК. Именно промышленный сектор, его горнодобывающая и металлургическая составляющие обеспечили
относительную устойчивость в период системного кризиса 1990-х гг., когда оборонная функция, судоремонт, рыбная отрасль и научная деятельность переживали глубокий упадок.
Наиболее значимые предприятия горнопромышленного комплекса оказались достаточно быстро встроены в вертикально интегрированные компании (ВИК)5 и работают на т.н. стационарных рынках – включены в длинные цепочки поставок, контролируемых материнскими компаниями.
Однако не только динамика и перспективы конечных рынков (таких как рынки стали, минеральных удобрений, никеля и алюминия), но и состояние сырьевой базы кольских добывающих компаний не предполагает значительных приростов – речь, прежде всего, идет о постепенной модернизации и удержании достигнутых уровней добычи за счет ввода «замещающих» мощностей.
2. Упадком рыбной промышленности в 1990-е гг., который в полной
мере до сих пор не преодолен
Рыбопромышленный комплекс – основная и традиционная отрасль хозяйства Мурманской области, обеспечивает 6,6 % ВРП и 2,7 % от числа занятых (2008 г.). Либерализация внешней торговли, отмена государственного ценообразования на выловленную рыбу и системы государственных дотаций рыбакам привели к следующему:
– увеличился экспорт пищевой продукции (в 1990 г. на экспорт ушло 172 тыс. тонн, или 22 %, в 1998 г. – 121,5 тыс. тонн, или 53,6%);
– сократился объем вылова с 1171,9 тыс. тонн в 1990 г. до 381,2 тыс. тонн в 1998 г., снизились объемы производства товарной рыбной пищевой продукции с 766 тыс. тонн в 1990 г. до 226,9 тыс. тонн в 1998 г.;
– сократилась доля рыбного сектора в ВРП региона с 12,9 % в 1995 г. до 6,6 % в 2008 г.;
– в 1991–2004 гг. на 69,2 % сократилась численность промышленно-производственного персонала в рыбной промышленности;
– практически прекратилась модернизация и обновление рыболовного флота и перерабатывающих предприятий на берегу;
– произошла концентрация рыбопромысловых усилий на валютоемких объектах – треске, пикше, окуне, скумбрии;
5 Кольская ГМК стала частью «Норильского никеля», ОАО «Апатит» – частью ФосАгро, Ковдорский ГОК вошел в состав «ЕвроХима», Кандалакшский алюминиевый завод включен в «Русский алюминий», а «Олкон» управляется группой «Северсталь-Ресурс».
– произошла дезинтеграция рыбодобычи, рыбопереработки (в
особенности расположенной на берегу) и сбыта, число субъектов хозяйственной деятельности увеличилось в несколько десятков раз.
В 2000-е гг. рыбная отрасль постепенно вышла из кризисного состояния, но даже с учетом сезонных колебаний до сих пор не восстановила уровни вылова и производства рыбной продукции советского периода: в 1999–2008 гг. среднегодовой объем вылова стабилизировался на отметке 585,5 тыс. тонн, объем производства рыбной продукции – на отметке 470,3 тыс. тонн. За аналогичный период доля экспорта в объеме производства рыбной продукции не превышала 50,4 %, произошла существенная диверсификация направлений вывоза (в 1999 г. 59,5 % приходилось на Норвегию, а в 2008 г. – лишь 6,2 %; доля стран Европы в экспорте сократилась с 91,8 % до 52,8 %). В 2000–2008 гг. продолжился отток кадров из профессии: среднегодовая численность занятых в рыболовстве и рыбоводстве сократилась на 27,8 % с 16,5 тыс. чел. до 11,9 тыс. чел.
3. Оттоком экономически активного населения и перспективной
молодежи в другие районы страны и за рубеж: за период 1991–2008 гг. область потеряла 29,1 % от численности населения (346,3 тыс. чел.), в т.ч. 191,5 тыс. трудоспособного населения.
3.2. Текущие последствия мирового экономического кризиса для Мурманской области: экономический спад в 2009 г.
Несмотря на то, что по формальным признакам, таким как диверсификация экономики и зависимость от конъюнктуры цен на мировых сырьевых рынках, на фоне других регионов РФ Мурманская область не относилась к зоне высокого риска, последствия мирового финансово-экономического кризиса сильно затронули регион. Пострадали крупнейшие корпорации, работающие в области.
1. Резкий спад промышленного производства – предвестник сокращения доходов бюджета и высвобождения людей.

2. Рост безработицы и разбалансировка рынка труда: за период с января по май 2009 г. численность безработных граждан, определяемых по методологии МОТ, возросла с 36,7 до 41,6 тыс. чел. (с 7,1 % до 8,0 % численности экономически активного населения), число официально зарегистрированных в службе занятости безработных граждан увеличилось на 31 % и составило 16,5 тыс. чел. Уровень зарегистрированной безработицы возрос с 2,4 % до 3,2 %, коэффициент напряженности на рынке труда увеличился с 2,5 до 3,6.

Обострение проблем на рынке труда, сформировавшихся еще в докризисный период
В течение 2009 г. с предприятий области было высвобождено 9 тыс. чел., что привело к увеличению напряженности на местных рынках труда. Так, в 7 городах и районах показатель безработицы устойчиво превышает средне-областной в полтора–два раза и более, а в Терском районе – до 5 раз.
В области наблюдается территориальное несоответствие спроса и предложения рабочей силы как по количественному, так и по профессиональному составу. Большая часть вакансий сосредоточена в г. Мурманске, в остальных городах и районах предложение рабочей силы значительно превышает спрос на нее.
Свыше 40 % зарегистрированных безработных граждан не имеют профессионального образования, значительную часть среди них составляют группы с низкой конкурентоспособностью – молодежь, не имеющая опыта работы, инвалиды, лица, частично утратившие трудоспособность, длительно не работавшие, женщины, выходящие из отпуска по уходу за ребенком.
Рынок образовательных услуг слабо связан с рынком труда и формируется в большей степени с ориентацией на удовлетворение запросов абитуриентов. Доля выпускников учреждений ВПО и СПО составляет свыше 70 %, а учреждений НПО – около 30 %, при этом половина из них обучается профессиям для непр оизводственной сферы. Удельный вес рабочих вакансий в структуре спроса, напротив, составляет около 80%.
3. В результате сокращения доходов на 1/5 и необходимости реализовать принятые в предыдущие периоды обязательства по увеличению в 1,5 раза социальных трат государства в Мурманской области резко повысилась «напряженность» областного бюджета. Вместе с этим поступления по налогу на доходы физических лиц увеличились на 9,2 %. В 2009 г. произошло некоторое (на 3,1 %, в том числе собственные доходы – на 3,9 %) сокращение доходов областного бюджета6, связанное прежде всего со снижением на 19,5 % налоговых поступлений по налогу на прибыль организаций (обусловленным снижением ставки налога с 24 % до 20 %)7. Вследствие этого в 2009 г. фиксируется дефицит областного бюджета на уровне 1,8 млрд. руб. (против 309 млн. руб. профицита в 2008 г.).

3.3. Уровень и качество жизни в Мурманской области
Уровень жизни населения Мурманской области определяется высоким размером среднедушевых доходов (18773 руб. – самый высокий в СЗФО в 2008 г.), который, однако, существенно нивелируется высокой стоимостью жизни (6743 руб. – второй по величине в СЗФО прожиточный минимум после НАО) и перемещает Мурманскую область по соотношению средних доходов и прожиточного минимума (278,4 %, 2008 г.) на средние позиции в СЗФО.
6 На 2,3 % с 43,9 до 42,9 тыс. руб. на одного жителя Мурманской области.
7 Вместе с тем расходы областного бюджета увеличены на 2,6 % по сравнению с 2008 г.
8 Согласно постановлению Правительства Мурманской области от 09.10.2009 № 475-ПП/18 в течение планового бюджетного периода планируется дальнейшее снижение доходов областного бюджета Мурманской области до 29,3 млрд. руб. в 2010 г., 25,5 млрд. руб. в 2011 г. и 28,8 млрд. руб. в 2012 г. одновременно с плавным сокращением расходной части бюджета и уменьшением бюджетного дефицита до уровня 3,3 млрд. руб. к 2012 г. В областном бюджете на 2010 г. и плановый период 2011 и 2012 гг. предусмотрено снижение бюджетных расходов в 2010 г. на 4,9 %, в 2011 г. – на 14,5 %, в 2012 г. увеличение на 1,6 %.
По «индексу развития человеческого потенциала»9, принятому ООН за базовый показатель, позволяющий оценить уровень социально-экономического развития территории, Мурманская область занимает 28-е место среди регионов РФ (между Краснодарским краем и Чувашией).
По сравнению с другими северными регионами в европейской части России Мурманская область отличается:
высоким душевым ВРП (уступает Республике Коми, но обгоняет Архангельскую область и Республику Карелию);
высокой ожидаемой продолжительностью жизни; высокой численностью студентов вузов на 10 тыс. чел.
Особые природно-климатические условия задают специальные требования к качеству социальной и гуманитарной сферы. Климат создает определенные возрастные ограничения по возможности миграции и адаптации людей к длительному пребыванию (жизни и/или работе) в регионе.
Сформировавшийся во второй половине прошлого века специфический тип города во многом не отвечает требованиям современной привлекательной городской среды, которая должна быть не менее насыщенной, чем в крупных городах средней полосы. Города в Мурманской области отличаются мощными социальными и энергетическими инфраструктурами советского типа, избыточными в силу массового оттока населения в 1990-х гг.
3.4. Упадок агропромышленного сектора в 1990-е гг. и его последствия Смена форм собственности и изменение организационно-производственной структуры в АПК области привели к существенному снижению объемов производства сельскохозяйственной продукции. В 2009 г. по сравнению с 1991 г. поголовье крупного рогатого скота в Мурманской области уменьшилось в 5,8 раза, поголовье свиней – в 3,1 раза, производство молока упало в 2,5 раза, производство яиц сократилось в 1,5 раза, объемы заготовки пушнины снизились в 27 раз. Производство овощей закрытого грунта только за последние 6 лет снизилось в 5 раз.
Серьезное снижение объемов производства привело к двум обстоятельствам: потребление основных продуктов питания в Мурманской области не отвечает медицинским нормам10 и структуре питания, рекомендуемой для жителей Крайнего Севера (как с точки зрения объемов потребления, так и с точки зрения качества потребляемых продуктов); существенно выросла зависимость региональных производителей продуктов питания от внешних поставщиков сельскохозяйственного сырья – более 90% продуктов питания поставляется в Мурманскую область извне. Мурманская область закупает мясо и мясопродукты импортного производства в замороженном виде, что не позволяет сохраняться полному набору витаминов и аминокислот, необходимых жителю Крайнего Севера.
3.5. Коренные малочисленные народы Севера и традиционные виды хозяйствования
В Мурманской области проживает 1890 представителей коренных малочисленных народов Севера (1791 – саами, 109 – ненцы, эвенки, манси). Из них большинство проживает в Ловозерском районе (1079 чел.), остальные – в Кольском (243 чел.) и Ковдорском районах (147). С конца XIX в. в Мурманской области проживают коми-ижемцы (1128 чел., в соответствии с российским законодательством они не относятся к КМНС)11.
Традиционными видами хозяйственной деятельности КМНС и коми-ижемцев всегда являлись оленеводство, рыболовство и охота. Однако в настоящее время только оленеводство не утратило свое экономическое значение для представителей коренных малочисленных народов Севера. Промысловой охоты на территории области не ведется. Для саами предусмотрен бесплатный вылов рыбы, но лишь для собственных нужд. В 2009 г. в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности КМНС в Мурманской области распределены квоты вылова водных биоресурсов в общем объѐме 257 тонн (в том числе трески – 200 тонн, пикши – 50 тонн). Квоты освоены на 97,2 % (выловлено 249,9 тонны рыбы), что в пересчѐте на одного представителя КМНС региона составляет более 130 кг рыбы в год. На 1 января 2006 г. поголовье оленей в Мурманской области составляло 58 535 голов12. В оленеводческих хозяйствах непосредственно занято 733 чел., в том числе – 257 представители КМНС и коми-ижемцев (118 саамов и 32 ненца). В сопутствующих производствах по переработке оленепродукции (в том числе пошив национальной одежды, обуви, изготовление сувениров) с учётом надомников занято 276 чел. Для ведения оленеводства предприятиям всех форм собственности выделены оленьи пастбища на площади 7201,5 тыс. га, что составляет почти 50 % от общей территории области.
Правительство Мурманской области организовало реализацию оленины на территории региона на принципиально новых условиях. Если ранее 85 % мурманской оленины продавалось за границу, то с 2010 г. благодаря прямым контрактам СХПК «Тундра» и «Оленевод» с переработчиками мяса 120 тонн оленины поступит в магазины региона (всего будет заготовлено 140 тонн). По оценкам Комитета сельского хозяйства Мурманской области, розничная цена оленины будет сравнима с ценой говядины и свинины. Оленеубойная кампания будет проводиться в Краснощелье на сертифицированном пункте, а переработка мяса – в Ловозере.
Для защиты прав и интересов народов Севера создано 17 родовых и соседско-территориальных общин и 8 общественных объединений саамов и коми-ижемцев, которым в аренду переданы участки земли для выпаса оленей и оказания туристических услуг. В 2009 г. введен мораторий на 3 года на отстрел дикого северного оленя и лося в охотничьих угодьях Ловозерского района (постановление Правительства Мурманской области от 10.11.2009 № 529-ПП «О внесении изменений в некоторые постановления Правительства Мурманской области по вопросам социальной поддержки населения»).
3.6. Трансформация системы расселения: структурные проблемы энергетики
К 1989 г. население Мурманской области достигло 1 164 586 чел. Осуществлявшиеся с 1930–50-х гг. масштабные проекты освоения минерально-сырьевой базы, обеспечение Мурманском стратегической функции в условиях холодной войны (незамерзающий порт с прямым доступом в Северную Атлантику и Мировой океан) и необходимость развития Северного морского пути – при доступном на тот момент уровне технологий – требовали вовлечения значительных людских ресурсов, размещавшихся в крупных городских центрах: Мурманске, Апатитах, Кировске, Мончегорске, Кандалакше, закрытых гарнизонах Северного флота. С этой целью государство разработало и внедрило разветвленную систему поддержки северных территорий, в т.ч. и Мурманской области. Помимо районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате за стаж работы система поддержки включала ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска, сокращенную рабочую неделю для женщин, дополнительный выходной день для работников, имеющих детей до 16 лет, и т.д.
Экономические трудности 1990-х гг. заставили государство существенно пересмотреть приоритеты развития, что выразилось в сокращении Северного флота, снижении грузооборота на Севморпути (с 8–10 млн. т в конце 1980-х гг. до 2 млн. т в 2000-е гг.), а также в пересмотре системы северных льгот. Так, был ликвидирован ряд федеральных законов, регулировавших проблемы Севера, а также устранен ряд соответствующих норм из других федеральных законов. Наиболее показательным примером является принятие Федерального закона от 22.08.2004 № 122-ФЗ, которым была ликвидирована гарантия, предусматривающая выплату молодежи (лицам в возрасте до 30 лет) процентной надбавки к заработной плате в полном размере с первого дня работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, если они прожили в указанных районах и местностях не менее пяти лет. С 1995 г. в России стали действовать различные программы государственной поддержки переселения граждан из северных районов, с 1998 г. – Федеральный закон «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей».
Сокращение населения области до 836374 чел. в 2009 г. (в наибольшей степени этот процесс затрагивает города) влечет за собой возникновение проблем с уже сложившейся и рассчитанной на большее население инженерной инфраструктурой. При этом централизованность и ориентированность в основном на промышленность электро- и теплоснабжения, особенности жилого фонда, представленного в большинстве своем многоквартирными домами, не позволяют проводить последовательную оптимизацию инженерной инфраструктуры.

4. Внешние факторы: новые возможности, рамки и обстоятельства, в которых развивается Мурманская область
4.1. Арктика вновь на повестке дня
Исследование и освоение Арктики вновь на повестке дня – теперь главным образом благодаря ресурсам шельфа и прилегающих территорий. Российская арктическая повестка дня и формат Баренц-региона как основная рамка международного взаимодействия.
Численность населения Земли 6,9 млрд. чел. В следующие 40 лет ожидается прирост численности на 2,3 млрд. чел., таким образом, она составит более 9 млрд. чел. В настоящее время более 4 млрд. жителей Земли испытывают дефицит в одном или более из жизненно необходимых ресурсов. Индустриализация Китая и Индии и прогнозируемый взрывной рост населения планеты ведут к тому, что к 2050 г. (в оптимистичном сценарии) глобальная потребность в энергии удвоится. Результатом этих тенденций и ожиданий их дальнейшего развертывания стал затяжной виток сырьевого суперцикла – глобальный рост спроса практически на все природные ресурсы и перспектива его ещё большего увеличения.
В связи с тем, что мировая энергетика и транспорт трансформируются медленно и, по большинству оценок, к 2050 г. углеводороды останутся в числе основных источников энергии, а материальная среда будет формироваться на основе ископаемых металлов и химических соединений, активность человека в освоении ресурсов планеты радикально возрастает – в ареалы освоения включаются шельфы морей, труднодоступные заполярные районы,
океанические ресурсы эксплуатируются все более и более интенсивно. Арктическая стратегия России предполагает превращение Арктической зоны РФ в ведущую стратегическую ресурсную базу страны. Возможность расширения границ арктических владений РФ (осуществляемое в соответствии с требованиями международного права) является неотъемлемой частью российского видения Арктики.
Если предыдущий этап экономического освоения Арктики был главным образом связан с ресурсами континента, расположенными за полярным кругом (никель, нефть и другие), то новая волна освоения арктических широт предполагает промышленное освоение ресурсов шельфа, а значит, сопряжена с принципиально новыми и более масштабными вызовами устойчивого развития, которое подразумевает адекватный учет экологических рисков, обусловленных изменениями климата, антропогенными разрушениями экосистем и усилением этих тенденций при более интенсивной эксплуатации ресурсов. Кроме того, освоение шельфа будет вестись на принципиально новой, практически «безлюдной» технологической платформе.
 
Экология и вызовы устойчивого развития в российской повестке дня в Арктике
Российская Федерация приняла ряд стратегических документов, фиксирующих необходимость политического ответа на указанные неопределенности, в том числе применительно к Арктической зоне РФ. В частности:
1. Стратегическая программа действий по охране окружающей среды Арктической зоны Российской Федерации фиксирует масштабность антропогенного воздействия на все экосистемы, имеющего глобальный характер. Применительно к Мурманскому региону негативные последствия этого воздействия выражаются в том, что из 30 экологических приоритетных «горячих точек», выявленных в Арктической зоне РФ, 10 находятся в Мурманской области. Документ исходит из принципов устойчивого развития, в частности, необходимости сохранения и защиты природной среды Арктики, ликвидации негативных экологических последствий хозяйственной и иной деятельности в условиях возрастающей экономической активности и глобальных изменений климата.
2. Климатическая доктрина РФ фиксирует: во-первых, глобальный характер интересов России в отношении изменений климата и их последствий; во-вторых, направления работ в отношении климатических изменений и их социально-экономических последствий в регионах России. Позиция России заключается в необходимости активных действий по изучению и мониторингу изменений климата, предотвращению и минимизации их негативных последствий и адаптации человеческой деятельности к новым условиям, в том числе реализации возникающих возможностей и преимуществ. В частности, одними из возможных видимых последствий климатических изменений для Мурманской области являются сокращение расходов энергии в отопительный период и улучшение ледовой обстановки, а, следовательно, улучшение условий транспортировки грузов в арктических морях и облегчение доступа к арктическим шельфам.
3. Арктическая стратегия России, учитывающая требования двух вышеуказанных документов, исходит из необходимости реализации российских интересов в Арктике и императива перехода к устойчивому развитию как необходимому условию любых освоенческих усилий. Несмотря на хрупкость арктических экосистем, Арктическая зона РФ должна превратиться в ведущую стратегическую ресурсную базу страны. Возможности расширения границ арктических владений РФ (осуществляемого в соответствии с требованиями международного права) являются неотъемлемой частью российского видения Арктики.
4.2. Кризис мировой экономики и разворот сырьевого суперцикла
Главное последствие мирового финансово-экономического кризиса для России – разворот сырьевого суперцикла. Этот разворот одновременно проблематизировал значительную часть проектов развития, запущенных или намеченных на предыдущем шаге, и подтвердил (актуализировал) верность курса на технологический и инновационный рост экономики, снижение зависимости от сырьевого сектора и, в конечном итоге, коренную модернизацию общества и хозяйства.

Долгосрочные стратегические экономического кризиса для России:
1. Коррекция «повышательного» тренда мировых цен на углеводороды и неопределенность энергетических рынков в целом, связанная с проблемами спроса и политическими акцентами в пользу т.н. безуглеродной (CO2-free или CO2-нейтральной) энергетики. Для компаний сырьевого сектора возникли бюджетные ограничения и новые условия для принятия инвестиционных решений.
2. Доходная составляющая федерального бюджета сократилась при практически неизменных и порой расширяющихся социальных обязательствах. Бюджет вновь стал дефицитным, сохранив социальную направленность, масштабные «проекты развития», связанные с большими капитальными затратами, отошли на второй план.
3. Принята новая модернизационная повестка дня развития РФ, предполагающая не только обновление материальной базы хозяйства (за счет инвестиций на уровне не ниже 30% от ВВП) и достижение лидерства в отдельных важных высокотехнологичных секторах мировой экономики (атомная отрасль, авиакосмический сектор, медицина и индустрия здоровья, ИКТ и образование), но также и модернизацию общества в целом. Фактически принятая Концепция долгосрочного развития России до 2020 г. (КДР) была дополнительно актуализирована изменившимися внешними условиями. В результате:
во-первых, корректируются сроки и, возможно, состав двух ключевых для Мурманской области инвестиционных проектов: комплексное освоение Штокмановского газоконденсатного месторождения и комплексное развитие Мурманского транспортного узла. Они корректируются как по причине изменения финансового положения основных участников – корпораций и государства, так и в связи с необходимостью отказа от исключительно сырьевого характера развития России;
во-вторых, в условиях снижения доходной составляющей бюджетов всех уровней и роста рисков на рынке труда возникают дополнительные вызовы, связанные с возможной утратой достижений последних лет и общей стабильности в социальной сфере;
в-третьих, комплексная и глубокая модернизация страны предполагает значительно большие акценты на развитие рынков, внутренней экономики, инноваций, создание возможностей самореализации и раскрытия человеческого потенциала на местах, т.е. в регионах. Новое качество жизни (в т.ч. города) и обновление как таковое становятся важнейшими темами региональной повестки дня.

Высокие стандарты благосостояния человека

– уровень доходов и качество жизни россиян к 2020 г. достигнет показателей, характерных для развитых экономик (обобщающий показатель уровня жизни – валовой внутренний продукт на душу населения по паритету покупательной способности – увеличится с 13,9 тыс. долл. США в 2007 г. до 30 тыс. долл. США
в 2020 г.);
– охват высшим и средним профессиональным образованием населения вырастет с 50 % в 2007 г. до 60-70 % в 2020 г.;
– средний уровень обеспеченности жильем достигнет к 2020 г. около 30 кв. м на человека (в 2007 г. -21,5);
– доля населения, проживающего в местах с неблагоприятной экологической обстановкой, снизится с 43 % в 2007 г. до 14 % в 2020 г.;
– уровень смертности от насильственных причин снизится примерно вдвое.
2. Социальное благополучие и согласие
– общество, основанное на доверии и ответственности, включая доверие населения к государственным и частным экономическим институтам;
– снижение социальной поляризации за счет обеспечения равных возможностей для социальной мобильности талантливых представителей всех слоев общества, реализации социальной политики по поддержке уязвимых слоев населения и проведения политики, направленной на интеграцию мигрантов;
– доля среднего класса составит более половины населения, при этом значительную часть среднего класса образуют люди, занятые созданием новой экономики знаний, технологий и обеспечением развития самого человека.

3. Экономика лидерства и инноваций
– российская экономика останется мировым лидером в энергетическом секторе, добыче и переработке сырья;
– конкурентоспособная экономика знаний и высоких технологий;
– доля России на рынках высокотехнологичных товаров и интеллектуальных услуг в 5-7 и более секторах достигнет 5-10 %;
– условия для массового появления новых инновационных компаний во всех секторах экономики.
Сбалансированное пространственное развитие
– формирование новых территориальных центров роста в районах освоения новых сырьевых ресурсов и в традиционных регионах концентрации инновационного, промышленного и аграрного потенциала России;
– снижение масштабов регионального неравенства;
– разветвленная транспортная сеть, обеспечивающая высокий уровень межрегиональной интеграции и территориальной мобильности населения.
Экономика, конкурентоспособная на мировом уровне
– лидерство в интеграционных процессах на евразийском пространстве;
– один из центров мирохозяйственных связей (в том числе в качестве международного финансового центра);
– сбалансированные многовекторные экономические отношения с европейскими, азиатскими, американскими и африканскими экономическими партнерами.
6. Институты экономической свободы и справедливости
– гарантированная реализация конституционных прав граждан, включая развитую систему демократических институтов и создание эффективных механизмов правоприменения;
– расширение свободы предпринимательства, обеспечение эффективности системы государственного управления, поддержание социальной справедливости.
Безопасность граждан и общества
– высокий уровень национальной безопасности и обороноспособности страны, включая экономическую и продовольственную безопасность, безопасность населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера;
– высокий уровень боеспособности Вооруженных Сил Российской Федерации (соответствующий уровню ведущих в военном отношении стран).
Решение поставленных задач позволит российской экономике перейти от экспортно -сырьевого к инновационному социально ориентированному типу развития. Качественные и количественные характеристики инновационного развития:
Модернизация традиционных секторов российской экономики (нефтегазового, сырьевого, аграрного и транспортного), опережающее увеличение объема продукции отраслей высоких переделов, которые вплоть до 2020 г. остаются ведущими секторами производства валового внутреннего продукта;
Превращение инноваций в ведущий фактор экономического роста во всех секторах экономики, повышение производительности труда в секторах, определяющих национальную конкурентоспособность, в 3-5 раз и снижение энергоемкости в среднем в 1,6-1,8 раза.
Доля промышленных предприятий, осуществляющих технологические инновации, должна возрасти до 40-50 % (в 2007 г. – 8,5 %), а доля инновационной продукции в объеме выпуска – до 25-35 % (в 2007 г. -5,5 %).
Формирование новой экономики – экономики знаний и высоких технологий, которая становится одним из ведущих секторов национальной экономики, сопоставимым к 2020 г. по своему вкладу в валовой внутренний продукт с нефтегазовым и сырьевым секторами:
– доля экономики знаний и высокотехнологичного сектора в валовом внутреннем продукте должна составлять не менее 17-20 % (в 2007 г. – 10-11 %);
– внутренние затраты на исследования и разработки должны подняться до 2,5-3 % ВВП в 2020 г. (в 2007 г. – 1,1 % ВВП) при кардинальном повышении результативности фундаментальных и прикладных исследований и разработок.
Расходы на образование за счет государственных и частных источников составят 6,5-7 % ВВП в 2020 г. (в 2007 г. – 4,8 %), на здравоохранение – 6,7-7 % ВВП в 2020 г. (в 2007 г. – 4,2 %), что обеспечит опережающее развитие человеческого потенциала.

4.3. Перестройка и модернизация ВМФ России в рамках военной реформы
Военная реформа была анонсирована 14 октября 2008 г. на заседании коллегии Министерства обороны РФ. В ее основе лежат:
оснащение современными вооружениями в рамках госпрограммы на 2007-2015 гг. (для ВМФ закупка 31 корабля, в т.ч. 2 многоцелевых атомных подлодок, 4 дизельных подлодок, 12 боевых надводных кораблей, 5 боевых катеров, арткомплексов береговой обороны). По другим данным, до 2020 г. ВМФ получит 8 атомных подлодок и 12 обычных, 41 надводный корабль;
отказ от кадрированных частей (т.е. укомплектованных боевой техникой, но без личного состава), переход вооруженных сил только к частям постоянной боевой готовности;
передача непрофильных армейских функций гражданским службам и специалистам;
возвращение офицерам командных функций боевого управления (отсюда изменение соотношения между офицерами и прочими военнослужащими и сокращение численности офицеров с 365 тыс. чел. до 142 тыс.);
реструктуризация военного образования, приведение его в соответствие с современными требованиями (численность военнослужащих в ВС не более 1 млн. чел., обновление материально-технической и методологической базы).
Военная реформа выражается в:
переходе от четырехзвенной системы управления «военный округ -армия – дивизия – полк» к трехзвенной «военный округ – оперативное командование – бригада»;
сокращении количества воинских частей в Сухопутных войсках с 1890 до 172 (на 90 %), в ВВС – с 340 до 180 (на 48 %), в ВМФ – с 240 до 123 (на 49 %), в РВСН – с 12 до 8 (на 33 %), в Космических войсках – с 7 до 6 (на 15 %), в ВДВ – с 6 до 5 (на 17 %);
сокращении численности военнослужащих до 1 млн. чел.
В наибольшей степени реформа затрагивает Сухопутные войска, в наименьшей – ВДВ. Среди четырех российских флотов самому большому реформированию подвергнется Балтийский флот. В 2009 г. начались сокращения офицеров на Северном флоте. К 2012 г. предполагается сократить около 4 тыс. чел.
4.4. Новые поколения и технологии, меняющие общество Новые поколения – «Эхо-бумеры» и Millennial – и технологии. Сервисная и интеллектуальная экономика. Общество будущего – более мобильное, коммуникабельное, открытое и плюралистичное; новые требования к городам. Как регионам привлекать и удерживать «таланты»? Для этого необходимо обеспечить:
новые требования к городам как к пространству комфорта, жизни и обмена. Стирание границ между «постоянным» и «временным» населением -жизнь на вахте без потери качества (без потери лет жизни человека);
туризм как образ проведения свободного времени и получения новых эмоций – «эмоционально напряженный отдых» вместо «отдыха от переживаний»;
транспортную и информационную (через телекоммуникацию) доступность и широкие возможности самореализации, которые позволят сократить утечку человеческого капитала, а открытость привлечет внимание.

5. Вызовы развития Мурманской области
Для чего нужна стратегия развития?
На стыке накопленных структурных экономических и социальных проблем и «больших» внешних тенденций сложилась система вызовов развития Мурманской области, актуальная в средне- и долгосрочной перспективе. Вызовы по своей природе амбивалентны – они несут в себе как риски, так и возможности развития. Стратегия развития Мурманской области призвана наметить пути и механизмы работы со складывающейся системой вызовов.
1. Стратегические мегапроекты имеют определяющее значение для развития области, но использование их потенциала во благо региона теперь предполагает нетривиальные решения и механизмы. Стратегические проекты, связанные с оборонной функцией, использованием транзитного потенциала и освоением сырьевых ресурсов, исторически являлись основанием развития Мурманской области, поскольку именно их потребности в человеческом ресурсе определили численность жителей и постоянный характер системы расселения. Мегапроекты современного этапа будут играть столь же важную
(судьбоносную) роль в жизни и развитии региона, несмотря на то что «безлюдные» и «модульные» технологии позволяют в полной мере реализовать их на «вахтовой» основе. Необходимо создать (изобрести) эффективные механизмы мультипликации позитивных импульсов, которые заложены в мегапроектах как колоссальных рынках нового знания, технологий, компетенций, сервисов, оборудования и материалов, в целях сбалансированного социально-экономического развития Мурманской области.
2. Неустойчивая структура экономики региона, характерная для индустриального общества, с преобладанием промышленно-сырьевого сектора, переживающего модернизацию (внедрение т.н. безлюдных технологий). Промышленный сектор, служивший ранее основой рынка труда Мурманской области, будет только сокращать свои потребности в людях – даже несмотря на реализацию новых масштабных сырьевых и инфраструктурных проектов, а иногда благодаря ей – одновременно повышая уровень квалификационных требований к персоналу. Такие секторы, как туризм (и связанный с ним сектор обслуживания и гостеприимства), рыбный промысел и переработка и сельское хозяйство (в т.ч. традиционные виды хозяйствования), способные обеспечить многообразие и устойчивость системы расселения, оказались во многом вне «освоенческой» повестки дня.
3. Социально-гуманитарная проблема. Постепенная утрата накопленного человеческого потенциала территории и сложности с привлечением «талантов» и «специалистов» из-за пределов региона, обусловленные недостаточным разнообразием возможностей самореализации (коренящимся в «индустриальном» характере экономики и узости экономической базы в целом) и несоответствием городских пространств современным и перспективным, генерируемым новыми поколениями требованиям комфорта, гибкости, разнообразия и мобильности.
Отток молодежи и неспособность привлекать «таланты» извне закрывают возможности перехода к экономике, построенной на знаниях, и обусловливают ситуацию «сжатия» населения и неуправляемого свертывания системы расселения.
4. Инфраструктура Мурманской области, как инженерная, так и социальная, была сформирована в основной своей части в 1960–70-е гг. на актуальной тогда технологической платформе – сегодня она морально и физически устарела. Устаревшая инфраструктура не позволяет обеспечить высокое (необходимое) качество жизни, условия для динамичного развития экономики в части как инфраструктурных ограничений, так и развития человеческого капитала. Она требует комплексной модернизации и развития в соответствии со ставящимися задачами экономического и социального обновления.
5. Устойчивый (экологичный и рачительный) характер освоения природных ресурсов Севера становится определяющим условием и критерием развития. Экологические проблемы – отработанные ядерные материалы, зоны техногенных катастроф и загрязнение, связанное с работой ГПК, – являются частью наследия предыдущего шага освоения территории, с которым необходимо разбираться и работать.
Экологические проблемы и угрозы не только создают риски для населения, но также снижают потенциал и возможности развития таких секторов, как туризм и рыбная промышленность.
6. Ключевые проблемы макрорегиона – экология, устойчивый характер освоения и использования ресурсов северных территорий и социально-гуманитарный кризис – носят общий для Мурманской области и ее «арктических» соседей характер, а их решение требует совместных усилий, идей и действий. Повестка дня для Евро-Арктического Баренц-региона, ее проектное наполнение и интернационализация сотрудничества требуют повышенного внимания и дополнительных усилий со стороны России и Мурманской области.
Основная структурная проблема Баренц-региона и Арктики в целом, в отличие от Балтийского региона27, заключается в «периферийности» всей его территории, в отсутствии центров-столиц, способных притягивать внимание всего мира к событиям, проектам и проблемам всего макрорегиона, привлекать «таланты» и посетителей. «Провинциальность» богатых норвежских городков на побережье Баренцева моря обусловливает отток молодежи в «центры» за пределами макрорегиона точно так же, как узость перспектив самореализации и относительно невысокий уровень жизни предопределили «бегство» молодежи из Мурманской области.
6. Сценарии
Пространство возможного.
Во-первых, пространство возможных сценариев развития Мурманской области «рассечено» на два разнородных горизонта: комплексное освоение с опорой на развитую городскую систему «противостоит» вахтовому освоению «кладовых» Кольского полуострова и шельфа.
Перспективы освоения ресурсов арктической зоны (в терминах масштаба, интенсивности и сроков) остаются неопределенными, в т.ч. ввиду набирающего силу политического императива перехода к «постуглеродной» энергетике. Экстраполяция основных демографических и экономических трендов последних десятилетий и изменение «коридора» мировых цен на углеводороды и другие сырьевые ресурсы создали основание для повышенного интереса к арктической зоне. Однако уровень неопределенности в отношении перспектив Арктики как ресурсной базы будущего остается высоким ввиду возможных технологических (в энергетике и транспорте) и социальных (модели потребления) сдвигов, а также постепенно формирующегося глобального политического консенсуса по проблеме изменения климата.
Во-вторых, уже заявленные и начатые крупнейшие проекты – освоение Штокмановского месторождения и развитие МТУ – могут сдвигаться на более поздние периоды, а их состав – пересматриваться. Финансовое состояние корпораций, являющихся основными участниками обоих ключевых проектов, а также рентабельность проектов значительно зависят от состояния мировой экономики.
Освоение ресурсов арктической зоны будет осуществляться преимущественно на основе вахтового метода и опираться на т.н. «безлюдные» и «модульные» технологии. Сырьевые проекты все меньше требуют значительных трудовых ресурсов с постоянным размещением – вахта стала отраслевым стандартом.

Под «безлюдными» технологиями понимаются таковые, предполагающие участие человека лишь в контроле и программировании автоматизированных операций управления технологическими процессами и устранении сбоев и технических неисправностей. «Модульный» характер современных больших технологических комплексов позволяет в заводских условиях (т.е. удаленно от строительной площадки) изготавливать легко интегрируемые секции, объединяющие конструктив, технологическое и вспомогательное оборудование. Монтаж на самой площадке осуществляется небольшими мобильными бригадами, а количество т.н. «влажных» строительных операций сведено к минимуму.

Проекты характеризуются высокой капиталоемкостью, модульностью, технологичностью и автоматизацией и формируют запрос на уникальный человеческий капитал. Это означает, что горизонт возможностей, основанный на сырьевых и транспортных мегапроектах как основном содержании развития, предполагает «угасание» густой системы населения, развернутой в Мурманской области в XX веке.
Возможности развития, связанные исключительно с вахтовым ресурсным освоением, предполагают лишь ограниченное участие Мурманской области в реализации повестки дня модернизации, которая ставит задачей формирование «общества и экономики знаний». Переход к новому качеству экономического роста, основанному на инновациях, знаниях и человеческом капитале, для преимущественно сырьевого и транзитного региона сам по себе представляется масштабной задачей, требующей не только усилий по созданию комфортных условий жизни и работы в регионе, прежде всего в его основных городских центрах, но и фундаментального пересмотра отношения к ресурсам территории и шельфа.
В случае сохранения и развития стационарной и полноценной городской системы речь идет о регионе как о «территории для жизни», которой свойственны обновленная, но старожильческая, по сути, система расселения и усложненная относительно сегодняшней ее версии структура экономики, тесно увязанная с современными городскими пространствами. Точкой отсчета по другую сторону линии являются сырьевые (на суше и шельфе) и транспортные мегапроекты, которыми могут оказаться основным и единственным (помимо военно-стратегической функции) содержанием развития региона. В этом смысле разделяющая «линия» олицетворяет собой качество развития с множеством вытекающих из этого для каждого варианта развития последствий.
С другой стороны, очерчивается другое важнейшее «сценарное» условие развития Мурманской области: степень открытости и включенности региона в макрорегиональную «повестку дня» и разнообразные международные обмены и проекты сотрудничества в противовес политике сохранения «режимности» и «закрытости» по мере усиления его военно-стратегического значения.
Экологическая безопасность и устойчивый характер развития в силу трансрегионального характера самих ресурсов и технологий их освоения – основное условие реализации грядущих проектов. В случае активного вовлечения ресурсов шельфа арктических морей в хозяйственный оборот вопросы управления экологическими рисками и безопасностью в Арктике выйдут на принципиально новый уровень.
С другой стороны, ответ на вопрос «Как обеспечить устойчивость населения северных территорий и как преодолеть социально-гуманитарные проблемы Севера?» становится все более нетривиальным в современном мире. Появляются новые «правила игры» в привлечении «талантов» и удержании перспективной молодежи. Фундаментальные изменения в освоенческих моделях – проблематика, выходящая далеко за пределы Мурманской области. Комплекс проблем социально-гуманитарного плана, связанных со старением населения, отъездом молодого населения и «провинциализацией» северных территорий, постепенно нарастает. С ним сталкиваются как российские северные территории, так и северные зоны Скандинавии – это макрорегиональная проблема. От того, насколько структура экономики и городские пространства окажутся адекватны запросам новых поколений, а Мурманск приобретет элементы «столичности» и «центра», будут зависеть возможности Мурманской области удерживать активную и перспективную молодежь и привлекать таланты извне, т.е. создавать «человеческую» основу будущего развития.
Военно-стратегическое значение Мурманской области как места основного базирования и обслуживания Северного флота ВМФ России в результате модернизации Вооруженных Сил будет повышаться. Мурманская область остается наиболее удобным форпостом для базирования одного из двух основных флотов ВМС РФ. Модернизация и следующий этап развития Вооруженных Сил означает долгосрочные и значительные вложения в основную базу флота, современную инфраструктуру, кадры. Это обстоятельство создает вероятность постепенного, пусть и ограниченного, восстановления или укрепления «изоляционистского» режима секретности и ограниченности доступа на территорию.

В этих границах сформированы четыре вероятных сценария развития Мурманской области, основное назначение которых – сформировать пространство обсуждения и обдумывания важных стратегических решений, наметить коренные различия между сценариями. Оценка сценариев также позволяет выявить целевой и желаемый в свете долгосрочного курса на модернизацию страны и переход к новой модели экономического роста ход развития событий.

Информация предоставлена пресс-службой Правительства Мурманской области

Оптимизация статьи – промышленный портал Мурманской области