Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Апрель 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  
Друзья сайта
Среда, 24.04.2024, 19:00
Страсти по ФРС

Несмотря на всю важность экономических санкций против России, несмотря на перспективы Индии и газовую войну между Россией и Украиной, все основные события, которые определяют состояние мировой экономики, происходили в США и в Европе. Как им и положено. Весь мир, затаив дыхание, ждет изменений в денежной политике ФРС.

В июне состоялось не только двухдневное заседание ФРС, посвященное монетарной политике, но и прошла пресс-конференция Джаннет Йеллен, а также был опубликован прогноз ФРС по экономическому росту. Такая интенсивность событий не случайна: рынки, инвесторы, банки – все хотят хоть какой-то определенности.

Формально ФРС отвечает за два параметра: уровень инфляции и уровень занятости.

Сейчас перед ФРС стоит проблема замедления темпов роста экономики и связанного с этим замедлением падения уровня занятости. Рост безработицы, случившийся на пике кризиса, в 2008-2009гг., сопровождался падением доходов населения и сокращением конечного потребления. Население было к этому моменту закредитовано «под завязку» (как, впрочем, и корпорации). С началом кризиса развернулся процесс делевереджинга – сокращения избыточной долговой нагрузки. Для того, чтобы он не превратился в обвал, ФРС и применила мягкую денежную политику.

К началу кризиса рост американской экономики обеспечивался несколькими «пузырями». Самыми крупными среди них были пузырь на фондовом рынке, пузырь на рынке недвижимости, кредитный пузырь. Эти пузыри были надуты, в основном, иностранными инвесторами через хедж-фонды. Как только случился кризис subprime ипотеки, инвесторы стали выводить свои деньги из пузырей.

Смысл QE состоял в том, что ФРС замещает деньги инвесторов своими деньгами – для того, чтобы не допустить резкого обвала всех рынков и сдувания всех «пузырей». Для этого ФРС выкупает у банков различные финансовые активы (акции, облигации, включая государственные казначейские, кредитные портфели) – в основном, проблемные или, как их еще называли несколько лет назад, «токсичные» и «складывает» их себе на баланс. Балансы банков в результате этой операции расчищаются, а банки получают вместо «токсичных» активов «живые» деньги. В результате количественного смягчения на балансе ФРС скопилось активов более, чем на 4 трлн долларов, а накопленные избыточные резервы банков сейчас составляют 2,5 трлн долларов.

Предполагалось, что этими деньгами банки смогут кредитовать население и корпорации, перезапуская механизм экономического роста. Но население было закредитовано, а корпорации не видели смысла расширять или модернизировать производство – и тоже кредиты не брали. При этом деньги у банков появились, и с ними что-то нужно было делать. Банки быстро нашли выход: деньги частично попали на фондовый рынок, обеспечив его непрерывный рост, абсолютно противоречивший отсутствию роста экономики, частично ушли в защитные активы типа золота, частично попали на сырьевые рынки – и там цены тоже держались высоко. Еще часть денег ФРС банки вложили в Treasuries – облигации Федерального Казначейства, финансируя дефицит бюджета США.

На фондовом рынке надулся полновесный «пузырь», который в последнее время стал сильно пугать игроков. Но регуляторы (прежде всего, сама ФРС) считали, что ничего страшного в этом нет, наоборот, «пузырь» будет полезен. Предполагалось, что постоянный рост стоимости акций должен вселить в покупателей уверенность в будущем и пробудить в них аппетит к риску, заставив эти акции покупать. Рост стоимости активов позволит корпорациям интенсивно развиваться – вот экономический рост и запустится. А «пузырь» останется управляемым, поскольку за последние годы степень регулирования финансовых рынков существенно повысилась.

На риски образования подобного пузыря ФРС указывали еще в самом начале QE. Сейчас его наличие подтверждается крайне низкой волатильностью: индекс волатильности VIX достиг предкризисных уровней 2006-2007 гг.

Спред между доходностью безрисковыхTreasuries и корпоративных облигаций с инвестиционным рейтингом составляет всего 1 п.п. Таким низким в последний раз он был в 2007г. А чем ниже этот спред, тем менее осторожны инвесторы. Еще один индикатор – объем страхования «мусорных» долларовых облигаций в прошлом году достиг рекордных 366 млрд долл. Это более чем в два раза выше уровней, предшествовавших кризису 2008 г.

ФРС приучила инвесторов к такому поведению, пообещав им, что ставки будут еще очень долго оставаться аномально низкими, а теперь оказалась в трудном положении – ей нужно держать низкие ставки, чтобы в экономике продолжалось восстановление, росла занятость и чтобы инфляция держалась в районе целевого уровня. Но в то же время, такая политика может обернуться неконтролируемым «пузырем» на фондовом рынке.Проблема в том, что этот «пузырь» нельзя сдувать, но деньги банков нужны в реальном секторе экономике и в карманах потребителей. Отсюда появляется новая стратегическая задача ФРС: постепенно заместить деньги банков в «пузыре» фондового рынка деньгами фондов и иностранных инвесторов. Способ для этого есть только один: повышение ставки рефинансирования.

Вторым риском – и очень существенным для ФРС – считается рост инфляции выше планового значения в 2%. Собственно, риск инфляции возникает в тот момент, когда деньги банков начинают интенсивно выходить из фондового пузыря и попадают на рынок кредитования. Это неизбежно происходит по мере расчистки балансов домохозяйств и корпораций. Весь фокус состоит в том, чтобы ФРС не пропустила этот момент и вовремя смогла стерилизовать излишек денежной массы. Для этого у Федрезерва есть два основных способа: сворачивание QE (то есть, прекращение вброса новых денег в банковскую систему) и повышение ставки рефинансирования. Эти меры могут «задавить» инфляцию, но, будучи приняты слишком рано, могут также убить намечающийся экономический рост. Пройти между этими Сциллой и Харибдой невероятно сложно, но ФРС прилагает все усилия. В июне объем выкупа облигаций был сокращен до 35 миллиардов долларов в месяц (с 85 млрд в конце 2013 года). Такими темпами программа закроется еще до конца года, и инфляция останется под контролем.

Теперь наступает очередь беспокоиться об экономическом росте и безработице. Поскольку стимулировать рост за счет QE уже не получится, единственным механизмом в распоряжении ФРС, который может на него повлиять, остается ставка рефинансирования (которая определяет стоимость денег). Поэтому основная интрига теперь разворачивается вокруг прогноза экономического роста, уровня безработицы и прогнозов по срокам начала повышения ставки. Радикально настроенные члены ФРС требуют начать повышение ставки как можно скорее – для того, чтобы не вышла из-под контроля инфляция. Консерваторы призывают дождаться устойчивого экономического роста. Его устойчивость и темпы пока оставляют желать лучшего: в первом квартале случился мощный провал, а во втором дела пошли на лад. Но уверенности в тренде пока ни у кого нет.

Наоборот, в марте Федрезерв понизил свой прогноз роста ВВП на 2014 г. с 2,8-3,2% до 2,8-3%. А в июне МВФ значительно понизил прогноз по ВВП США  с 2,8% до 2%.

МВФ ожидает сохранения высокой безработицы и считает, что инфляция потребительских цен будет оставаться ниже целевого показателя до 2017 г. Эти прогнозы (независимо от того, что ФРС и МВФ думают о перспективах экономического роста на самом деле) позволят сохранить ставку низкой до середины следующего года, как и планировалось. И даже резкий рост инфляции в мае (на 2.1%) вряд ли ускорит решение о повышении ставки.

Итак, в ближайшей перспективе мы имеем очень высокие шансы на завершение программы количественного смягчения уже до конца года и сохранение ставки рефинансирования на низком уровне до середины следующего. Применительно к экономикам развивающихся стран (в том числе, России и Казахстана) это означает несколько этапов укрепления доллара и оттока капитала. Возможно повторение сценария начала 2014 года с девальвацией валют развивающихся стран. Доллар будет также укрепляться к другим мировым валютам. Исключение может составить лишь пара «доллар-евро» – в том случае, если ЕЦБ все-таки решится на мягкую денежную политику, к которой его так настойчиво подталкивает МВФ.

Источник: компания “Неокон”

Оптимизация статьи – промышленный портал Мурманской области