Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Апрель 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  
Друзья сайта
Среда, 24.04.2024, 19:45
Секвестр бюджета

Помимо стимулирования целых отраслей и отдельных предприятий в рамках антикризисной программы, Правительству приходится сокращать бюджетные расходы.

В процессе бюджетного торга постоянно увеличивается размер дефицита бюджета: сначала он преодолел психологически важную отметку в 0,5% ВВП, а сейчас уже приблизился к 3% ВВП. Параллельно сокращаются и расходы. Одновременное увеличение дефицита и сокращение расходов указывает на постоянно снижающийся прогноз по доходам бюджета, причем как ненефтегазовым (что вполне понятно и ожидаемо, поскольку падают инвестиции и сокращается производство), так и нефтегазовым (что тоже понятно, поскольку падают цены на нефть и объем экспорта газа). К такому одновременному падению Минфин не был готов.

Собственно, абсолютные показатели скорректированного бюджета (термин «секвестр» Минфин и Правительство применять категорически отказываются) совершенно не важны: они устареют еще до внесения его в Правительство. А потом будут меняться еще много раз, в зависимости от исполнения бюджета по доходам за первый квартал, полугодие, и так далее. Гораздо интереснее другое: на чем и как решено сэкономить.

Формально никто не посягает на защищенные статьи, но это только формально. На самом деле под удар попадет даже оборона и безопасность. Программа перевооружения армии в номинальном выражении остается такой же, но будет растянута во времени за пределы 2020 года, и, что самое важное – сокращается в реальном (то есть, в долларовом) выражении из-за падения курса рубля. Социальные расходы станут адресными, то есть, сохранятся только для тех, кто не просто имеет на них право, а еще потрудится это право предъявить и отстоять. Практически заморожены расходы на развитие экономики, на капстроительство (кроме нескольких знаковых проектов типа моста в Крым).

Самым примечательным во всей этой истории является позиция Минфина по поводу сокращения расходов бюджета в реальном выражении. Иными словами, Минфин считает российский бюджет в долларовом выражении. И сокращает расходы в рублях на 10%, а в долларах (в реальном выражении) – на 5%. Это очень важно для того, чтобы оценить перспективы рубля на трехлетний период по версии Минфина. Теперь совершенно очевидно, что Минфин прогнозирует слабый рубль (средний курс на три года в районе 60 рублей за доллар).

И это означает, что Минфин не ожидает роста средней цены на нефть за этот же период выше $60 за баррель.

Что касается собственно секвестра бюджета, то он, несомненно, продолжится, поскольку ненефтяные доходы бюджета совершенно очевидно преувеличены. По мере их корректировки, будут сокращаться все новые расходы. Формально они будут переноситься на следующие периоды, но применительно к бюджету текущего года (да и 2016-го) это будет означать просто сокращение.

Любые дополнительные расходы бюджета будут совершаться исключительно за счет сокращения других расходов или за счет каких-то новых механизмов пополнения доходной части. Например, уже сейчас обсуждается сокращение размера страховых взносов для малого бизнеса с 30% до 14% за счет повышения пенсионного возраста и снижения бюджетного трансферта Пенсионному фонду. Тема трансферта вообще обещает стать полем битвы: с одной стороны, по официальным данным Росстата, от 20 до 38 миллионов человек трудятся в теневом секторе экономики (или не трудятся вообще) и работодатели не платят за них страховые взносы, а с другой – наступает длинный выборный цикл, на протяжении которого обижать избирателя не рекомендуется. Что и как будет делать государство в этой сфере, пока неизвестно.

Еще одна важная деталь: Резервный фонд будет израсходован еще до конца 2016 года, поскольку других источников компенсации выпадающих доходов бюджета у Минфина нет: рынок внешних заимствований закрыт рейтингами, а на внутреннем рынке при текущих уровнях доходности пришлось бы строить пирамиду ГКО.

В феврале вернулся призрак валютный войн, о которых все на время позабыли: азербайджанский манат был девальвирован на 33,5%.

Азербайджанский ЦБ долго и безуспешно защищал национальную валюту на фоне девальвации рубля и падающей нефти, но потом сдался. За неделю до этого на 17% рухнул молдавский лей – Центробанку Молдовы не хватило ресурсов для его защиты. В принципе, в этом нет ничего удивительного, странно, что валюты других стран постсоветского пространства еще держатся.

Вероятнее всего, казахстанский тенге будет девальвирован вскоре после внеочередных президентских выборов. ЦБ Казахстана уже проводил аналогичную операцию год назад, отыгрывая свое укрепление к рублю.

Возможно, не так показательно, но девальвация рубля повлияет не только на валюты зависимых от России государств СНГ и ЕАЭС, но и на валюты своих торговых партнеров – Литвы и Эстонии, Молдавии и Армении, Киргизии и Таджикистана. Это скорректирует торговые балансы и ослабит давление на центробанки. Но пока у России есть неоспоримое курсовое преимущество.

Источник: компания “Неокон”

Оптимизация статьи – промышленный портал Мурманской области