Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Июль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Друзья сайта
Четверг, 18.07.2024, 15:17
Новая конфигурация системы европейской безопасности
Система европейской безопасности создавалась десятилетиями и стала растянутым во времени итогом второй мировой войны. Во времени она была растянута из-за того, что Вторая мировая война плавно превратилась в Холодную. Холодная господствовала на континенте двадцать пять лет, и только в семидесятых годах двадцатого века, после Берлинского кризиса и Пражской весны, началась планомерная работа по переходу от Ялтинского мира к Хельсинкскому – по формированию всеобъемлющей системы европейской безопасности. Она завершилась как раз к концу восьмидесятых-началу девяностых, еще до развала Варшавского Договора, до объединения двух Германий и до распада Советского союза. Эта система была очень хороша, почти совершенна – для того времени и для той ситуации. Но ситуация изменилась, и система – нет, не рухнула, но как-то подвисла. Никто уже не понимал, почему она именно такая, и почему ее нельзя пересмотреть – ведь расстановка сил радикально изменилась.
Такой неопределенности способствовал и быстрый рост проекта евроинтеграции или Евросоюза. Иллюзия победы в Холодной войне возникла не только у американцев, но и у многих европейцев, особенно, у тех, кто смотрел на текущую ситуацию вне исторического контекста. Россия уже не казалась врагом, как в прежние времена, но и равноценным партнером в глазах Евросоюза и его лидеров – Германии и Франции – тоже не стала. Поэтому интересы России, как интересы младшего партнера, можно было не принимать во внимание. Так происходило расширение НАТО на восток, война в Югославии и фактическая аннексия Косово. Редкие и судорожные конвульсии России наподобие разворота самолета над Атлантикой и марша на Приштину не выглядели системными.
И когда во второй половине нулевых Россия, неожиданно для окружающих, начала активно отстаивать свои интересы, в шоке были и американцы, и европейцы – победа в Холодной войне уже утвердилась в политическом сознании, стала свершившимся фактом. Сначала Запад пытался не замечать российских выходок, но мало-помалу ему пришлось как-то реагировать. Позиция Запада не была единой – слишком много разнообразных политических сил существует и в США, и в Европе – но она была достаточно сплоченной. Не потому, что США полностью подмяли под себя Евросоюз и стали диктовать европейцам свою волю, а потому, что, с точки зрения европейцев, в этом вопросе их интересы совпадали с интересами американцев. Американцы очень искусно играли на этой европейской иллюзии, всячески стараясь разделить и противопоставить ЕС и Россию, всячески поддерживая и подпитывая идею о «европейских интересах».

В «нулевые» годы этот затяжной конфликт активизировался еще и потому, что российское руководство в какой-то момент (и этот момент, в общем-то, даже известен – 2006-2007 гг.) отказалось от концепции реальной политики (RealPolitik) в пользу политики эмоциональной (Защита ценностей).

Украина стала постоянным раздражителем в отношениях ЕС и России – череда состоявшихся и несостоявшихся переворотов, поддержанных американцами и европейцами, постоянно держала Россию в напряжении. Апофеозом противостояния стал Договор об Ассоциации Украины и ЕС, который привел к нынешним событиям.

Но относительно недавно Германия и Франция обнаружили, что конфликт на Украине нарушает их интересы и интересы ЕС. Они (именно они, а не Россия и не Путин) проявили инициативу проведения вторых минских переговоров. Они провели их без участия США, и именно они договорились с Россией об условиях прекращения вооруженного конфликта. Минскими договоренностями было положено начало новой конфигурации системы общеевропейской безопасности.

Ее еще нет, ее принципы еще только предстоит сформулировать, а обсуждать их европейские страны будут еще долго. Но уже сейчас понятно, что эти новые принципы должны будут учитывать интересы всех сторон европейских отношений. Это именно то, чего так долго и безуспешно добивалась Россия. Теперь этот процесс начался, потому что главные игроки объединенной Европы осознали его необходимость. Его результаты тоже будут растянуты во времени, а новой конфигурации общеевропейской безопасности можно ожидать лет через 10-15. Но переговоры, пусть и долгие, все равно значительно лучше, чем гражданская война в центре Европы.

Процесс не будет гладким: американцы уже обнаружили свой просчет и предпринимают активные контрмеры: немедленно после достижения минских договоренностей администрация Обамы попыталась привязать процесс их реализации к вопросу поставок американских вооружений на Украину. Американцам категорически нельзя утратить инициативу в этой игре, и они будут использовать любые поводы для того, чтобы конфликт не затихал, и для того, чтобы США играли ключевую роль в управлении им. Американцам подыгрывает и президент Порошенко: уже 10 февраля он подписал закон, которым освобождается от налогообложения продукция оборонного назначения. Предыдущие нормы фактически приводили к обложению налогом на добавленную стоимость указанной продукции производства США, Канады, Бразилии, Китая, Индии и большинства европейских государств. На возможность поставок вооружений из США очень резко отреагировала Россия, но и ЕС не остался в стороне: Ангела Меркель попросила президента Обаму воздержаться от поставок вооружений на Украину.

Получив жесткий отпор по вопросу о поставках вооружений США руками президента Украины Петра Порошенко снова попытались перехватить инициативу: Украина предложила ввести в зону АТО миротворцев под мандатом ООН. Не будучи совершенно абсурдным, это предложение, тем не менее, противоречит минским договоренностям и переносит место принятия решения по поводу их соблюдения и дальнейших действий из ЕС в Нью-Йорк от ОБСЕ к ООН.

Эти постоянные попытки не просто перехватить инициативу, но и полностью управлять украинским конфликтом ставят под вопрос не просто отношения ЕС и России, но и весь проект евроинтеграции. А вот этого европейцы позволить американцам уже не могут, в этом месте их интересы расходятся. Поэтому можно ожидать более тесного взаимодействия ЕС и России и даже некоторого движения европейцев в сторону смягчения антироссийских санкций. Процесс этот не будет скорым, но разговоры, обычно предшествующие принятию конкретных решений, начнутся уже в ближайшее время.

Источник: пресс-служба компании “Неокон”

Оптимизация статьи – промышленный портал Мурманской области