Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Май 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Друзья сайта
Среда, 29.05.2024, 14:19
Глобальные тенденции 2030: альтернативные миры

Выходец Р. С., Шляпников В. В.

(обзор доклада Национального совета по разведке США)
Национальный совет по разведке (НСР) был основан при президенте США Дж. Картере в 1979 г., в период обострения холодной войны. Основной целью Совета является долгосрочное прогнозирование международной обстановки. Каждые четыре года НСР готовит для будущего Президента США доклад из серии «Глобальные тенденции», описывающий ключевые факторы мировых процессов и основные геополитические тренды. В конце 2012 г. для администрации Барака Обамы был подготовлен доклад под названием «Глобальные тенденции 2030: альтернативные миры». Основное содержание этого документа состоит из 14 разделов, включающих рассмотрение и анализ основных мегатенденций – факторов, влияющих на изменение правил игры на международной арене и возможных сценариев развития глобальной системы. В данном обзоре вниманию читателя представлены основные положения и выводы этого доклада.

Мегатенденция 1. Расширение индивидуальных возможностей

Как полагают эксперты Национального совета по разведке США, в течение последующих 15-20 лет произойдет значительное расширение индивидуальных прав и возможностей. Основными причинами этого являются: сокращение бедности, глобальный рост среднего класса, расширение сферы образования и улучшение медицинского обслуживания. Глобальный рост среднего класса представляет собой тектонический сдвиг. Впервые в истории большинство населения Земли не будет представлено бедняками. Средние классы станут наиболее важными социальными и экономическими секторами в большинстве стран мира. Расширение индивидуальных возможностей является наиболее важной мегатенденцией, т. к. одновременно выступает и причиной и следствием большинства других изменений, в том числе расширения глобальной экономики, быстрого подъема развивающихся стран, широкого использования новых телекоммуникационных и производственных технологий. В этой связи американские эксперты подчеркивают, что современный мир предоставляет условия для большей индивидуальной инициативы, которая выступает ключом к решению глобальных проблем на ближайшие 10-15 лет. С другой стороны, следствием тектонического сдвига неизбежно станет более широкий доступ к передовым смертоносным военным технологиям (высокоточное и биологическое оружие). Это позволит отдельным лицам и их группам совершать крупномасштабные насильственные акты, которые ранее являлись исключительной прерогативой государства.

Мегатенденция 2. Диффузия власти

В 2030 г. драматические последствия будет иметь диффузия власти между государствами. Азия превзойдет Северную Америку и Европу, вместе взятых, в глобальной мощи, базирующейся на ВВП, численности населения, военных расходах и инвестициях в развитие новых технологий. Уже до 2030 г., по всей видимости, один только Китай станет крупнейшей мировой экономикой, опередив США. В результате тектонического сдвига здоровье глобальной экономики будет определяться тем, насколько хорошо себя в ней чувствуют, прежде всего, страны, которые сегодня относятся к развивающимся. В дополнение к Китаю, Индии и Бразилии, такие региональные игроки, как Колумбия, Индонезия, Нигерия, Южная Африка и Турция, станут особенно важными для мировой экономики. Между тем, доли экономик Европы, Японии и России в мировой экономике будут уменьшаться. Сдвиг в национальном могуществе может быть усугублен более фундаментальным сдвигом в природе этого могущества. Власть, основанная на коммуникационных технологиях, будет смещаться в сторону многоликих и аморфных сетей, которые станут оказывать влияние на национальные государства и международные процессы. Даже страны с наиболее сильными фундаментальными показателями, такими, как ВВП, численность населения и т. д., не смогут сохранить свое влияние, если они не научатся взаимодействовать в сетях и коалициях в многополярном мире.

Мегатенденция 3. Демографическая ситуация

Эксперты НСР считают, что к 2030 г. численность населения Земли превысит отметку в 8,3 млрд чел. В этой связи четыре демографических тренда будут определяющими для состояния экономической и политической сферы национальных государств и международных отношений. К ним относятся: старение – тектонический сдвиг для Запада и большинства развивающихся стран; сокращение доли молодежи в населении большинства стран, хотя она все еще будет оставаться значительной; миграция, которая все в большей степени будет приобретать трансграничный характер; растущая урбанизация – еще один тектонический сдвиг, который будет стимулировать экономический рост, но при этом способен оказать негативное влияние на продовольственные и водные ресурсы. Стареющие страны столкнутся с трудной задачей поддержания и сохранения их уровня жизни. Одновременный спрос на квалифицированный и неквалифицированный труд будет стимулировать глобальные миграционные процессы. Ввиду усиливающейся урбанизации в развивающихся странах жилищное и коммерческое строительство за ближайшие 40 лет может превысить весь объем строительства в известной мировой истории до сегодняшнего дня.

Мегатенденция 4. Рост потребления продовольственных, водных и энергетических ресурсов

Спрос на продовольствие, воду и энергию будет расти примерно на 35, 40 и 50% соответственно вследствие увеличения численности населения планеты и повсеместного роста численности среднего класса. Глобальное изменение климата в перспективе ставит под угрозу наличие достаточного количества этих критически важных ресурсов. Данные климатических исследований свидетельствуют о том, что существующая динамика изменения климата сохранится и усилится: засушливые регионы станут еще более засушливыми, в регионах с влажным климатом количество осадков увеличится.

Значительная доля снижения осадков придется на Ближний Восток, Северную Африку, западную часть Центральной Азии, Южную Европу, Южную Африку и Юго-Запад США. При этом американские исследователи подчеркивают, что если население планеты и не столкнется с дефицитом основных ресурсов, то все равно политикам и общественным организациям следует учитывать эту тенденцию и выстраивать систему превентивных мер.

Скорее всего, многие страны окажутся в ситуации, при которой они не смогут избежать дефицита продовольствия и воды без массированной внешней помощи. Решение комплекса проблем по одному направлению будет сказываться на существенных изменениях в системе спроса и предложения в других направлениях, связанных с обеспечением населения жизненно важными ресурсами. Сельское хозяйство напрямую зависит от доступности достаточных источников пресной воды и производства удобрений. Гидроэнергетика является важнейшим источником энергии в некоторых регионах, при этом новые источники энергии, такие, как биотопливо, в перспективе могут поставить под угрозу потенциал производства продовольствия. Авторы доклада отмечают, что современный мир предполагает столько же негативных сценариев, сколько и вариантов их предотвращения на основе глобальной самоорганизации. Например, в Африке потребуются кардинальные изменения в сельском хозяйстве для предотвращения дефицита продовольствия, в то время как Азия и Южная Америка добились значительных улучшений по производству продовольствия на душу населения. В результате тектонического сдвига США могли бы обрести энергетическую независимость.

США восстановили свои позиции крупнейшего в мире производителя природного газа, увеличив срок эксплуатации резервов этого ресурса с 30 до 100 лет за счет использования технологии гидравлического разрыва пласта. Применение новых технологий бурения на труднодоступных нефтяных месторождениях может повлечь существенные изменения в структуре торгового баланса и подстегнуть общий экономический рост. Однако споры по поводу экологических проблем, в частности, связанных с загрязнением окружающей среды, могут сорвать такое развитие событий.

Особое место в своем докладе эксперты (НСР) отводят факторам, изменяющим правила игры на мировой арене. К наиболее существенным относятся: кризис глобальной экономики, трансформация системы управления, конфликтный потенциал, региональная нестабильность, влияние новых технологий, роль США.

Кризис глобальной экономики

В ближайшей перспективе международная экономика будет подчинена тенденции, заданной глобальным финансовым кризисом 2008 г., – усиление разницы в темпах развития различных региональных экономик, которое усугубляет дисбаланс международной системы в целом. Ключевой вопрос состоит в том, приведут ли имеющиеся экономические диспропорции к глобальному экономическому спаду и, в конечном итоге, к коллапсу, или же отдельные точки роста мировой экономики сделают всю систему более устойчивой. При этом отсутствие явно выраженного центра мировой экономики может добавить волатильности. Некоторые эксперты проводят аналогии между сегодняшней ситуацией и концом XIX века, когда снижение доли США в мировой экономике привело к замене единоличного доминирования Великобритании многополярностью. Возврат к докризисным темпам экономического роста и модели быстрой глобализации в перспективе выглядит все более туманным, по крайней мере, в течение следующего десятилетия. В странах Большой семерки с 1980 г. нефинансовый долг удвоился и составляет порядка 300% ВВП и продолжает увеличиваться с каждым поколением. Исторические исследования показывают, что рецессии, связанные с финансовыми кризисами, как правило, нуждаются в восстановительном периоде, который вдвое длиннее самих рецессий, предыдущий опыт показывает, что он может растянуться примерно на десятилетие.

Особенную тревогу авторы доклады выражают по поводу ситуации в Греции и стабильности Еврозоны. Отказ Греции от евро может нанести ущерб, который в восемь раз превысит последствия банкротства Lehman Brothers. Несмотря на принятые решения по стабилизации ситуации в Греции, устойчивость Еврозоны будет зависеть от экономического роста в различных государствах, входящих в нее. На нормализацию обстановки, по крайней мере, может уйти несколько лет, а по мнению многих экспертов, это может занять и целое десятилетие. Предыдущие экономические кризисы, такие, как, например, Великая депрессия 30-х гг., разразились, когда возрастной состав многих западных обществ был относительно молодой, что давало демографические преимущества для бурного послевоенного экономического роста. Однако сегодня данный фактор отсутствует в большинстве западных стран и не сможет предоставить дополнительные внутренние резервы для выхода из кризиса. Надо надеяться, что спад на рынке рабочей силы удастся компенсировать увеличением производительности труда. В этой связи США находятся в более выгодном положении, так как по прогнозам в течение будущего десятилетия ожидается увеличение их трудовых ресурсов. Но, тем не менее, все равно требуется значительное увеличение производительности труда, чтобы компенсировать медленное старения рабочей силы. Здесь главный вопрос, по мнению американских экспертов, состоит в том, может ли технология стать той силой, которая способна существенно повысить производительность труда и тем самым предотвратить долгосрочный спад.

Перспективы мировой экономики будут во многом зависеть от успехов Востока и Юга. На долю развивающихся стран уже сегодня приходится половина глобального экономического роста и порядка 40% мировых инвестиций.

Например, инвестиции Китая сегодня в полтора раза превосходят этот показатель США. Всемирным банком разработана модель будущей экономической многополярности, в которой на долю Китая к 2025 г. будет приходиться одна треть роста мировой экономики, это гораздо больше, чем показатели любой другой страны. Страны с формирующимся спросом на инфраструктуру, жилье, потребительские товары, новые промышленные технологии повысят глобальные инвестиции до уровня, которого не было уже более сорока лет. Несмотря на свою растущую экономическую мощь, развивающиеся страны столкнутся со своими собственными проблемами, особенно в части борьбы за сохранение высоких показателей экономического роста.

В течение последних трех десятилетий Китай демонстрировал темпы роста экономики в среднем 10% в год. По мнению многих экспертов, к 2020 г. китайская экономика будет расти только на 5%, что негативно скажется на росте доходов на душу населения. Китай сталкивается с перспективой занять положения страны со средним уровнем дохода из-за того, что рост доходов на душу населения не сможет приблизиться к аналогичным показателям развитых стран. Перед Индией стоят большинство тех же проблем, с которыми сталкивается Китай в результате быстрого экономического роста: существенное экономическое неравенство между городским и сельским населением, истощение природных ресурсов, необходимость масштабных инвестиций в науку и новые технологии для продолжения роста экономики.

Трансформация системы управления

В течение следующих 15-20 лет на фоне уменьшения роли традиционных политических институтов будет происходить усиление влияния все большего числа государственных, негосударственных и субнациональных субъектов. Необходимость все большего числа акторов обусловливается необходимостью коллективного принятия решений, касающихся преодоления крупных транснациональных проблем и их последствий.

До 2030 г. возможность многостороннего управления будет существенно осложняться проблемами достижения консенсуса между разрозненными субъектами. Хронический дефицит ресурсов будет стимулировать тенденцию к фрагментации. Однако спектр возможных изменений, как позитивных, так и негативных, может подтолкнуть мировую систему в различных направлениях. Перспективы глобального прогресса будут варьироваться в зависимости от возникающих проблем. Изменение роли традиционных институтов принятия решений становится наиболее актуальным на национальном уровне и будет определяться быстрыми политическими и социальными изменениями.

Процесс демократизации наиболее стабилен, когда рост численности населения замедляется, а уровень доходов растет. В настоящее время около 50-ти стран находятся на промежуточном этапе между автократией и демократией, наибольшее их число сосредоточено в Африке южнее Сахары, Юго-Восточной и Центральной Азии, Ближнем Востоке и Северной Африке. Социальная теория и факты новейшей истории, такие, как «цветные революции» и «арабская весна», аргументируют идею активизации либеральных и демократических процессов по причине роста доходов и увеличения в обществе доли зрелого населения. Тем не менее, многие страны будут по-прежнему двигаться зигзагами по сложному пути демократизации на протяжении предстоящих 15-20 лет.

Страны, развивающиеся от автократии к демократии, столкнутся с длинным перечнем дестабилизирующих факторов. Другие страны будут по-прежнему страдать от дефицита демократии. К ним относятся страны, уровень развития которых более высокий, чем их уровень управления. Прежде всего, к ним относятся страны Персидского залива и Китай.

Например, в Китае в ближайшее 5 лет планируется преодолеть порог 15 000 долл. на душу населения по паритету покупательской способности, что часто выступает толчком к демократизации. Китайская демократизация может вызвать огромную «волну», которая инициирует изменение во многих других авторитарных государствах.

Широкое внедрение и использование новых коммуникационных технологий станет обоюдоострым мечом управления. С одной стороны, социальные сети дадут возможность гражданам объединяться и бросать вызов традиционным правительствам. С другой стороны, такие технологии предоставляют правительствам как авторитарных, так и демократических государств возможность беспрецедентного контроля над населением.

Пока что неясно, каким образом будет соблюден баланс между оснащенными IT-технологиями индивидами и социальными сетями, с одной стороны, и традиционными политическими структурами – с другой. Однако и технические специалисты, и политологи согласны с тем, что широкое применение IT-технологий, которые дают возможность мгновенной коммуникации вне зависимости от географического фактора, создают потенциал для более частых скачкообразных изменений в международной системе.

В настоящее время господствующее положение в управлении мировыми процессами занимают структуры западного происхождения: Совет безопасности ООН, Всемирный банк и МВФ, однако к 2030 г. их роль будет существенно пересмотрена с тем, чтобы добиться большего соответствия изменениям в иерархии мировых финансовых центров.

Многие развивающиеся страны второго эшелона будут укреплять свои позиции, по крайней мере, как региональных лидеров. И точно так же, как под действием мирового финансового кризиса стала расширяться G-20, ранее G-7/8, ожидается, что и другие международные институты будут обновляться в ответ на кризисы.

Конфликтный потенциал

Тенденции двух последних десятилетий характеризуются уменьшением крупных вооруженных конфликтов и снижением гражданских и военных потерь, если такие конфликты все-таки возникают. Увеличение числа более зрелого населения во многих развивающихся странах указывает на поступательное снижение внутригосударственных конфликтов.

Несмотря на это, авторы доклада подчеркивают, что потенциал конфликтов между великими державами по-прежнему остается значительным, так как очень многое будет поставлено на карту. Поэтому следует быть особенно осторожным в оценках возможностей новых внутригосударственных и международных конфликтов, так как перспективы их возникновения достаточно высоки. Внутригосударственные конфликты постепенно увеличиваются в странах с преобладающей частью зрелого населения, но включающие более молодые этнические меньшинства, которые привносят диссонанс в политическую жизнь. Борьба с участием этнических курдов в Турции, шиитов в Ливане и патайских мусульман в южном Таиланде – примеры такой ситуации. Заглядывая вперед, серьезный конфликтный потенциал сохраняют страны Африки южнее Сахары из-за того, что крупные этнические и племенные меньшинства будут более молодыми в демографическом смысле, чем основная часть населения.

Нехватка природных ресурсов прежде всего, воды и пахотных земель, во многих странах, которые будут иметь непропорционально высокое количество молодежи, грозит обострением внутренних конфликтов многим странам Африки, Южной и Восточной Азии, включая Китай и Индию. Некоторые из этих стран: Афганистан, Бангладеш, Пакистан и Сомали имеют неустойчивые политические институты.

Возможен рост рисков межгосударственных конфликтов в связи с изменениями международной системы. Равновесие, установившееся после холодной войны, начинает нарушаться.

В течение грядущих 15-20 лет США будут бороться за сохранение своей роли гаранта стабильности глобальной системы. Американское нежелание и/или уменьшение способности играть роль гаранта международной безопасности будет являться ключевым фактором, способствующим нестабильности, в частности, в Азии и на Ближнем Востоке.

Более фрагментированная международная система, в которой существующие формы сотрудничества более не будут рассматриваться ключевыми игроками как взаимовыгодные, может в существенной мере обострить конкуренцию между великими державами и даже привести к более серьезным конфликтам. Однако даже если такой конфликт произойдет, то он, скорее всего, не перерастет в мировую войну, в которую будет вовлечено большинство великих держав. Три разные группы рисков могут привести к вспышке межгосударственных конфликтов: изменение стратегических расчетов ключевых игроков, прежде всего, Китая, России и Индии; обострение разногласий по поводу проблем с ресурсами; расширения спектра доступных инструментов ведения войны.

Распространение ядерных технологий и растущая озабоченность по поводу ядерной безопасности актуализируют риски того, что в возможных конфликтах в Южной Азии и на Ближнем Востоке может быть использовано атомное оружие.

Нынешняя исламская фаза международного терроризма может быть окончена к 2030 г., однако сам терроризм вряд ли исчезнет полностью. Многие государства могут продолжить использовать террористические группы из-за чувства незащищенности, однако, цена прямой поддержки террористов становится все выше, по причине усиления международного сотрудничества в антитеррористической сфере. С развитием новых разрушительных технологий, отдельные люди, являясь экспертами в таких областях, как киберсистемы, могут продавать свои услуги тому, кто больше заплатит, в том числе и террористам, которые начинают все больше сосредоточиваться не на количестве жертв, а на максимизации экономического и финансового ущерба.

Региональная нестабильность

Двумя наиболее нестабильными регионами являются Ближний Восток и Южная Азия.

На Ближнем Востоке в населении уменьшится доля молодежи, которая являлась основной движущей силой «арабской весны». Начнется постепенное старение населения.

Экономика региона должна будет приспосабливаться к новым условиям, т. к. благодаря новым технологиям в мире появятся новые источники нефти и газа. Ситуация на Ближнем Востоке во многом будет зависеть от политического ландшафта. Если существующий сегодня в Иране режим окажется в состоянии создать ядерное оружие, Ближний Восток ждет крайне нестабильное будущее.

С другой стороны, появление умеренной власти в Иране или прорыв в переговорах по урегулированию израильско-палестинского конфликта может иметь огромные позитивные последствия. Южная Азия в ближайшие 15-20 лет столкнется с рядом внутренних и внешних потрясений. В Пакистане и Афганистане власть столкнется с такими вызовами, как низкие темпы роста экономики, рост цен на продовольствие и нехватка энергии. В этих странах высока доля молодого населения.

Растущие потребности этой части населения в сочетании с медленно растущей экономикой приведут к усилению нестабильности. Индия находится в более выгодном положении благодаря более высоким темпам роста экономики. Но, тем не менее, и она будет испытывать трудности в создании новых рабочих мест, особенно для молодежи.

Ключевыми проблемами Индии являются неравенство, слабо развитая инфраструктура, невысокий уровень образования населения. Внешнее окружение всегда оказывало значительное влияние на внутренние процессы. В Южной Азии конфликты могут вспыхнуть по самым разным поводам. Государства региона не доверяют друг другу, что затрудняет создание сильных региональных структур безопасности. Страх перед усиливающимся Китаем, недоверие по отношению к политике США будут усиливать нестабильность в регионе, что негативно скажется и на мировой экономике в целом.

Развитие событий в других регионах мира также будет влиять на глобальную безопасность. После окончания холодной войны страны Западной Европы являлись ключевым элементом безопасности, обеспечивая интеграцию в единое европейское пространство стран Центральной Европы. Менее дееспособная Европа будет способствовать развитию нестабильности в соседних регионах. С другой стороны, если

Европа сумеет успешно преодолеть текущие политические и экономические проблемы, ее глобальное влияние возрастет. Такая Европа может помочь интегрировать своих быстро развивающихся соседей на Ближнем Востоке, в Африке южнее Сахары и в Центральной Азии в мировую экономику. Что касается России, то при условии проведения эффективной модернизации экономики и политики она может успешно интегрироваться в мировое сообщество.

Однако если Россия окажется не в состоянии создать более диверсифицированную экономику и либерализовать внутренний политический режим, она будет представлять угрозу для региональной и глобальной безопасности. Прогресс в достижении большего единства и региональной интеграции в Латинской Америке и Африке способствует повышению стабильности в этих регионах и снижению угрозы для глобальной безопасности. Тем не менее, страны Африки южнее Сахары, Центральной Америки и Карибского бассейна будут оставаться уязвимыми с точки зрения безопасности, предоставляя убежище для глобальных криминальных и террористических сетей и местных боевиков.

Влияние новых технологий

Новые технологии будут определять глобальные экономические, социальные и военные события, а также действия мирового сообщества, касающиеся окружающей среды.

Развитие и распространение новых технологий будет представлять значительные трудности для правительств и обществ, которым необходимо будет найти способы, чтобы воспользоваться преимуществами новых технологий и минимизировать новые угрозы, которые эти технологии представляют. Для жизнеспособности мегаполисов решающее значение будут иметь информационные технологии, обеспечивающие максимальную экономическую продуктивность и качество жизни при минимальном потреблении ресурсов и деградации окружающей среды. Новые технологии производства и автоматизации (например, 3D-печать и робототехника) изменят модели работы и в развитых, и в развивающихся странах.

В развитых странах эти технологии повысят производительность труда и уменьшат потребность в аутсорсинге. В развивающихся странах, особенно азиатских, новые технологии будут стимулировать новые возможности производства и дальнейшего повышения конкурентоспособности производителей и поставщиков.

Новые технологии будут играть ключевую роль в сохранении жизненно важных ресурсов, связанных с удовлетворением потребности в пище, воде, энергии. Эти технологии будут связаны с получением генетически модифицированных сельскохозяйственных культур, использованием солнечной энергии и биотоплива, повышением эффективности добычи нефти и газа и т. д. Новые технологии в здравоохранении будут оказывать влияние на повышение продолжительности жизни во всем мире и повышении общего благополучия.

Особенно заметно это будет в развивающихся странах, так как там будет расти средний класс. К 2030 г. многие ведущие инновационные центры здравоохранения будут находиться именно в развивающихся странах.

Роль Соединенных Штатов

Снижение роли Соединенных Штатов и Запада в целом в международных делах представляется неизбежным, хотя степень, в которой США продолжат доминировать на мировой арене, может варьироваться достаточно сильно. Один из ключевых вопросов: смогут ли США со своими новыми партнерами построить эффективную международную систему.

К 2030 г. США, скорее всего, останутся «первыми среди равных» среди других великих держав из-за превосходства по целому ряду параметров. Доминирующая роль США в международной политике объясняется преобладанием как в «жесткой», так и в «мягкой» силе. Тем не менее, «период однополярности» закончился, и с быстрым ростом других стран эпоха американского господства в международной политике, которая началась в 1945 г., быстро сворачивается.

В течение следующих 15-20 лет США в большинстве случаев должны будут действовать с помощью различных союзов, которые могут образовываться по любому конкретному вопросу. Позиция США в мире будет определяться также тем, насколько успешно они будут оказывать помощь в борьбе с международными кризисами, в обеспечении региональной стабильности и т. д. Падение интереса к доллару как мировой резервной валюте будет одним из самых показательных признаков потери американского глобального экономического влияния, сильно подрывая также и политическое влияние Вашингтона. Замена Соединенных Штатов другой мировой державой и создание нового международного порядка представляется наименее вероятным исходом в ближайшие 15-20 лет.

Новые державы стремятся занять свое место в таких действующих сегодня ключевых многосторонних институтах, как ООН, МВФ, Всемирный банк. Кроме того, они не имеют никакого единого видения альтернативы существующему мировому порядку и нацелены больше на формирование эффективного взаимодействия в рамках различных региональных структур.

Авторы доклада называют восемь потенциальных угроз, которые могут произвести наиболее внушительные разрушительные воздействия и способствовать нестабильности мировой системы:

– Тяжелые пандемии. Никто не может предсказать, возбудители каких болезней получат распространение в будущем и когда и где это будет происходить. Вспышки заболеваний, особенно связанных с дыхательными путями, в очень короткий период могут привести к миллионам страдающих и умирающих людей во всех уголках земного шара.

– Быстрое изменение климата. Драматические и непредвиденные климатические изменения происходят более быстрыми темпами, чем ожидалось ранее. Большинство ученых не уверены в возможности прогнозировать эти изменения. Быстрые изменения в характере осадков, например, муссонов в Азии, могут резко ослабить способность этого региона прокормить свое население.

– Коллапс евро и Европейского Союза. Выход Греции из зоны евро может привести к еще большему ущербу мировой экономике, чем банкротство Lehman Brothers, что вызывает опасения в отношении будущего ЕС.

– Демократизация или коллапс Китая. В ближайшие пять лет Китай готовится перейти порог в 15 тысяч долл. США на душу населения по паритету покупательной способности, что является предпосылкой к демократизации. Многие эксперты считают, что демократизированный Китай может стать более националистическим. С другой стороны, серьезные экономические проблемы в Китае вызовут политические волнения и негативно скажутся на состоянии мировой экономики.

– Реформирование Ирана. В результате растущего давления мировой общественности и действия международных санкций в Иране может произойти либерализация режима. Иран, отказавшийся от идеи создания ядерного оружия и сосредоточенный на модернизации экономики, будет способствовать укреплению стабильности на Ближнем Востоке.

– Ядерная война, использование оружия массового уничтожения и масштабные кибе-ратаки. Актуальные ядерные державы, такие, как Россия и Пакистан, а также потенциальные ядерные державы, такие, как Иран и КНДР, могут ориентироваться на использование ядерного оружия в качестве компенсации слабых сторон своей политики. Также возрастает вероятность применения оружия массового уничтожения и кибератак различными негосударственными субъектами.

– Солнечные геомагнитные бури могут вывести из строя спутники, электрические сети, многие чувствительные электронные устройства. В настоящее время это представляет существенную угрозу для безопасности человечества из-за высокой зависимости от электричества.

– Распад США. Коллапс или внезапное ослабление Соединенных Штатов приведет, вероятно, к длительному периоду глобальной анархии, так как ни одна держава не в состоянии заменить США в качестве гаранта международного порядка.

Возможные миры

Эксперты Национального совета по разведке США проводят параллель сегодняшней ситуации с другими периодами в истории человечества, такими, как 1815 г., 1919 г., 1945 г., 1989 г., когда мир сталкивался с возможностью осуществления различных вариантов глобального будущего. Они рассматривают четыре сценария развития мира до 2030 г.: «Замедление двигателей», «Слияние», «Джини из бутылки», «Негосударственный мир».

Сценарий 1. Замедление двигателей

Это наиболее пессимистичный сценарий развития мира, связанный с возникновением масштабного разрушительного межгосударственного конфликта вплоть до мировой войны. Особые опасения вызывает в этом смысле азиатский регион. В конфликт могут быть втянуты основные государственные акторы, однако эксперты не видят таких противоречий или двухсторонних конфликтов, которые могли бы привести к такому варианту развития событий. Ведущие державы прекрасно осознают вероятные экономические и политические последствия участия в любых крупных конфликтах. Кроме того, сегодня мир является чрезвычайно взаимозависимым, как в экономическом, так и в технологическом смысле, что также снижает опасность возникновения крупномасштабных конфликтов.

Тем не менее, нельзя игнорировать возможность осуществления этого сценария.

Способствовать ему могут США и Европа, которые сосредоточиваются, в основном, на решении своих внутренних проблем и больше не заинтересованы в поддержании своего глобального лидерства. Согласно этому сценарию, еврозона распадется, в результате чего Европа будет втянута в рецессию. В США не достигает успеха энергетическая революция, ставя под сомнение перспективы восстановления экономики. В модели, которую для этого сценария разработала компания McKinsey, демонстрируется не очень уверенный рост глобальной экономики и ослабление всех ведущих акторов мировой политики.

Сценарий 2. Слияние

Это наиболее оптимистический сценарий развития мира, в котором призрак эскалации конфликта в Южной Азии вызывает усилия со стороны США, Европы и Китая по урегулированию ситуации. Кроме того, США, Европа и Китай найдут многие другие вопросы взаимодействия, что приведет к крупным позитивным изменениям в их двусторонних отношениях и к эффективному международному сотрудничеству для борьбы с глобальными вызовами.

Этот сценарий основан на стремлении каждой стороны к партнерству. Со временем в Китае начнется процесс политических реформ, подкрепленный увеличением роли, которую он играет в системе международных отношений. С ростом сотрудничества между ведущими державами глобальные многосторонние институты реформируются и будут более дееспособными. Этот сценарий предусматривает существенный рост мировой экономики.

Страны с развивающейся экономикой продолжат свой рост быстрее развитых, однако и в последних рост ВВП также значителен. К 2030 г. мировая экономика в реальном выражении вырастает вдвое по сравнению с сегодняшним днем – до 132 трлн долл. В Китае доходы на душу населения растут быстро, гарантируя избегание «ловушки среднего дохода». Технологические инновации опережают рост финансовых и ресурсных ограничений и способствуют быстрому повышению благосостояния.

Сценарий 3. Джини из бутылки

В данном случае название «Джини» производно от коэффициента Джини, который является признанным статистическим показателем измерения неравенства доходов, степени расслоения общества (по имени К. Джини – итал. статистика и демографа. – Прим. ред.). Это мир крайностей.

Во многих странах доминирует неравенство, что приводит к повышению политической и социальной напряженности. Среди стран также существует четкое разделение на победителей и проигравших. Например, ведущие страны зоны евро, которые являются конкурентоспособными в глобальном масштабе, чувствуют себя превосходно, а периферийные страны вынуждены покинуть ЕС. Единый рынок ЕС едва функционирует.

США остаются мощной силой, поскольку добиваются энергетической независимости. США больше не пытаются играть в «глобального полицейского», реагируя на каждую угрозу безопасности. Многие из производителей энергии страдают от снижения цен на энергоносители, не в состоянии диверсифицировать свою экономику и находятся под угрозой внутренних конфликтов.

Города в прибрежной зоне Китая продолжают процветать, однако неравенство усиливается. Центральное правительство в Пекине, испытывая трудности в управлении, использует националистические лозунги. В этом случае экономические показатели и в развитых, и в развивающихся странах растут не так хорошо, как в сценарии «Слияние», но и не так плохо, как в сценарии «Замедление двигателей». Отсутствие социальной сплоченности внутри стран отражается на международном уровне. Ведущие державы не в ладах, потенциал для конфликтов растет, ощущается недостаток международного сотрудничества по оказанию помощи и развитию. В целом мир достаточно богат, но это не способствует безопасности, так как возрастают проблемы и во внутренней политике многих стран, и в международной политике.

Сценарий 4. Негосударственный мир

В этом мире негосударственные акторы, неправительственные организации, транснациональные корпорации, академические институты, богатые люди, субнациональные единицы (например, мегаполисы) процветают и берут на себя инициативу в решении глобальных проблем. Усиливается глобальный общественный
консенсус элиты и растущего среднего класса по поводу решения глобальных проблем бедности, окружающей среды, борьбы с коррупцией и др.

Нация-государство не исчезает, но странами все чаще управляют «гибридные» коалиции государственных и негосударственных субъектов. Авторитарные режимы испытывают большие трудности. Даже демократическим странам, приверженным понятиям суверенитета и независимости, трудно успешно функционировать в этом сложном и многообразном мире.

Менее крупные страны чувствуют себя лучше, чем более крупные, которые не имеют социальной или политической сплоченности. Формальные институты власти, не приспособленные к разнообразным методам управления, также вряд ли будут успешными.

Транснациональные корпорации, неправительственные организации, фирмы, связанные с информационными технологиями, международные ученые процветают в этом глобализированном мире, где знания и опыт ценятся больше, чем «вес» и «позиция». Тем не менее, это очень неоднозначный мир. Некоторые глобальные проблемы удается решить благодаря сотрудничеству государственных и негосударственных субъектов. В других случаях негосударственные субъекты могут испытывать противодействие со стороны государств.

Угрозы безопасности представляют большую проблему: доступ к передовым, в том числе смертоносным, технологиям расширяется, что позволяет отдельным лицам и небольшим группам наносить ущерб в больших масштабах. Рост мировой экономики немного больше, чем в сценарии «Джини из бутылки», потому что в мире осуществляется более тесное сотрудничество по основным глобальным проблемам. Мир также является более стабильным и социально сплоченным.

В целом, как отмечают эксперты НСР США, данный доклад предназначен для привлечения внимания к широкому спектру быстро происходящих геополитических, экономических и технологических трансформаций современного мира. Как и в предыдущих докладах из серии «Глобальные тенденции», ученые стремились не предсказать будущее, а обеспечить основу для размышлений о проблемах, которые будут стоять перед человечеством в ближайшие десятилетия, и путях их решения.

Перевод: Выходец Р. С., Шляпников В. В.

Журнал «Геополитика и безопасность» № №2 (22) 2013

Оптимизация статьи – промышленный портал Мурманской области