Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Апрель 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  
Друзья сайта
Среда, 24.04.2024, 18:05
Геополитическое противоборство в XXI в.: особенности и тенденции

Кравченко М. П.

В течение последних ста лет сущность геополитического противоборства кардинально трансформируется, межгосударственное противоборство выходит на глобальный, наднациональный уровень. Появление новых транснациональных форм контроля над пространством кардинально меняет соотношение между центром и периферией, хартлендом и римлендом, морскими и континентальными народами и странами [2, с. 42]. Западная цивилизация сыграла роль своеобразного катализатора данного процесса. Многие процессы в современном мире были запущены и сконструированы в рамках западной цивилизации, которая на протяжении длительного периода истории определяла ход развития межгосударственного противоборства и вывела его на глобальный уровень. Это отметил, в частности, Дж. Модельский пришедший к выводу о том, что межгосударственное противоборство стало лишь промежуточным этапом эволюции глобальной политики. Мировое лидерство в результате межгосударственного противоборства в последние 500 лет переходило поочередно к нескольким странам Португалии, Голландии, Британии (дважды) и США. Сегодня неформальная роль глобального лидерства переходит к глобальной организации федеративного типа [5].

Первый этап становления современного геополитического противоборства (XIX – начало XX в.) был связан с переходом мирового лидерства благодаря промышленной революции к западной цивилизации, а также с формированием в границах США наднационального субъекта мировой политики, транснационального капитала, который определял направление развития мирового политического процесса. В историческом плане началом выхода геополитического противоборства на новый уровень стало создание в 1913 г. Федеральной резервной системы США. Мировая долларовая экономика превратилась в своеобразный инструмент нового этапа колонизации глобального уровня – финансовой. Развитие свободного рыночного капитализма, экспорт технологий и капиталов, позволял реализовывать экономическую экспансию планетарного масштаба и требовал формирования механизмов управления национальными правительствами [10, с. 39].

Благодаря экспорту капиталов и технологий Великобритания стимулировала развитие глобальной торговли в конце XIX века, тем самым экспортировала промышленную революцию и запустила процесс формирования мировой экономики. Фактически экспорт капитала завершил эпоху существования изолированных мировых цивилизаций, запущен процесс унификации национальных экономик и культур. США, которые были богаты ресурсами и рабочей силой, превратились в основного получателя британских инвестиций и начали играть исключительную роль в формировании глобального капитализма, в координации его управления, а также реструктуризации экономических систем других государств мира. В этих целях США, по мнению доктора политических наук И. Н. Панарина, предприняли три исторические попытки установить мировую гегемонию. Первую – после окончания Первой мировой войны, вторую – после окончания Второй мировой войны, а третью – в настоящее время, после окончания «холодной войны» [6]. Каждый новый этап геополитического противоборства приводил к новому витку глобализации человечества, экономической интеграции и транснационализации планетарного пространства.

Современный этап геополитического противоборства связан со смещением экономического центра тяжести в Азию и становлением Китая в качестве второй державы мира. Азиатский регион, в отличие от других регионов мира (Африка, Латинская Америка, Ближний Восток), которые фактически были поделены между крупнейшими колониальными державами еще до Второй мировой войны, оставался достаточно закрытым для проникновения иностранного капитала, особенно внутренний рынок Китая, Японии и Южной Кореи. Многочисленные российские и зарубежные исследования по данному вопросу доказывают, что внерегиональные игроки, транснациональный капитал сыграл определяющую роль в развитии экономической мощи государств Азии, в том числе Китая.

Основной успех развития Китая был связан в 1970-х годы с началом процесса встраивания китайской экономики в мировую экономику, который инициировался и стимулировался США. С 1978 г. Китай начал проводить реформы по реструктуризации экономики, ориентированной на рынок, тысячи транснациональных компаний начинали вкладывать инвестиции в экономику Китая. По словам политического деятеля и идеолога американо-китайского сближения Г. Киссинджера, торговля межу двумя странами увеличилась в 4 раза, а китайский экспорт в США в 8 раз. Американские транснациональные компании рассматривали Китай как важную составную часть их деловой стратегии, как место производства, так и самостоятельный растущий денежный поток [4, с. 511].

В период с 1980 по 1990 гг. китайская экономика увеличивалась на 10% в год, сумма ежегодных прямых иностранных инвестиций выросла с 1,5 млрд долларов до 40 млрд долларов [10]. Сегодня Китай считается одним из основных получателей иностранных инвестиций в мире, в 2010 г. Китай получил 105 млрд долларов (не считая Гонконга, который получил 68 млрд долларов), в 2011 г. сумма увеличилась до 112 млрд долларов [16]. Вступление Китая в ВТО стало важным шагом на пути расширения мирового рынка, который, по мнению С. Коэна, приведет быстрыми темпами к объединению Азиатско-Тихоокеанского и Транс-Тихоокеанского капитала и торговли [8, с. 89]. За несколько десятилетий была создана Азиатско-Тихоокеанская торговая система, которая служит поддержанию рынков за пределами Азии, обеспечивая дешевым производством товаров американские рынки. Азиатская экономическая система финансирует расширение глобальной долларовой системы и защищает интересы глобальной, а не национальной экономики. Как считает доктор экономических наук А. Д. Смирнов, именно процесс перемещения производства в планетарных масштабах породил длительные неравновесия между деньгами и товарной массой.

Благодаря вовлечению азиатских экономик, прежде всего Китая, в мировую экономику появились так называемые «дешевые» деньги [7, с. 5]. Поток транснационального капитала в экономику государства стимулировал взрыв потребления в Китае, крупнейшем государстве мира, установив стратегическую зависимость от мировой экономики (от инвестиций, доступа китайской продукции на мировые рынки и импортируемых природных ресурсов). Экспорт капиталов и технологий в Азию позволил реализовать новый этап глобализации мировой экономики. Специалисты американского Глобального института Маккензи, занимающегося исследованием эволюции современной экономики изучив период с 1 века н. э. пришли к выводу, что экономический центр смещается в Азию со скоростью 140 км в год и в 2025 г. возвратится в Азию к северу от того места, где он был 1000 лет назад. Экономическое развитие Китая происходит в 10 раз быстрее, чем когда-то Великобритании. Благодаря эволюции глобальной экономики, долгосрочного потока инвестиций, к 2025 г. на мировом рынке ожидается новая волна потребителей численностью около 1 млрд человек, что приведет к взрыву потребления товаров и услуг [12].

История последних ста лет указывает на то, что каждая новой волна увеличения потребления в мире вызывала трансформации глобального масштаба. Появление 1 млрд потребителей возлагает на государство все большую нагрузку, фактически оно становится заложником мировой экономики, все более зависимым от доступа на рынки и к источникам природных ресурсов, которых в государстве ограниченное количество. Большинство исследований приходят к выводу, что для удовлетворения потребностей растущей азиатской экономики необходимо будет огромное количество ресурсов, включая энергию, воду, землю, металлы и пр. Взрыв потребления природных ресурсов усилит геополитическое противоборство за природные ресурсы и увеличит число конфликтов в мире. США и Великобритания (во главе с транснациональным капиталом) с помощью направленного движения капитала в Азию придали международным отношениям «биполярный характер», который вероятно послужит предпосылкой для глобального конфликта. Моделируется новый глобальный геополитический конфликт, геополитическое противоборство морской и континентальной держав, подобное соперничеству Великобритании и Германии в XX веке. Китай выступает в роли континентальной державы, США представляет собой морскую, но имеющую прочные политические, экономические и военные связи с континентом. Необходимо признать, что сформированы условия для начала глобального передела власти и формирования «нового более глобального и управляемого» мирового порядка. В современных условиях правительство Китая уже практически не имеет возможности контролировать потоки иностранного капитала в страну, экономическая либерализация стала необратимым процессом [14, с. 270].

Смещение геополитической стратегии США в Азиатско-Тихоокеанский регион означает начало эскалации нового этапа геополитического противоборства. Основной причиной будущего глобального конфликта может стать ограничение доступа Китая к природным ресурсам со стороны США в результате очередного «энергетического сдвига» в пользу природного газа. Каждый новый этап геополитического противоборства был связан с переходом к использованию нового вида топлива, а резкий его дефицит провоцировал крупный конфликт. Именно физическое ограничение доступа к источникам энергетических ресурсов, искусственное формирование их дефицита на мировых рынках, являлось на протяжении нескольких этапов геополитического противоборства важной формой «стравливания» государств и цивилизаций, провоцирования межцивилизационных войн.

Сегодня США имеют стратегический инструмент влияния на китайскую экономику и энергетику, они контролируют стратегические точки торговых маршрутов Индийского океана: с одной стороны – Ормузский пролив, с другой стороны – Малаккский пролив и Южно-Китайское море. Это автоматически означает тотальный контроль над Китаем и другими азиатскими государствами. Азиатско-Тихоокеанский регион является наиболее зависимым от поставок энергоресурсов с Ближнего Востока. Азиатские государства экспортирует 75% нефти Ближнего Востока, что составляет 50% экспортируемой нефти [13]. Для сравнения Европа потребляет лишь 16% ближневосточной нефти. Зависимость азиатских государств от импорта нефти с Ближнего Востока варьируется от страны к стране (в Корее 87% общего количества потребления, в Китае 58%, в Индии 62%, в Японии 83%) [13]. Военные конфликты на Ближнем Востоке, уничтожение государственности в государствах региона, а также контроль со стороны США основных морских путей транспортировки энергоресурсов создают прямую угрозу энергетической безопасности азиатских государств, необходимую атмосферу неопределенности и хаоса в мировой энергетики, тем самым заставляют указанные государства включаться в борьбу за новые источники ресурсов.

Геополитическая стратегия США на Ближнем Востоке связана с необходимость на определенное время ограничить влияние региона на мировой рынок нефти, уменьшить предложения, тем самым увеличить потребление европейскими и азиатскими союзниками американской нефти и газа. Таким образом, уязвимость Китая позволяет стимулировать внешним силам эскалацию геополитического противоборства и формировать антикитайский союз среди государств Азиатско-Тихоокеанского региона. С помощью «хаотизации всего мира» (современная западная стратегия доминирования), распространения нестабильности, экономических кризисов, военных конфликтов, свержения неугодных режимов весь мир (человечество) подводят к необходимости перехода к новым формам социальной жизни и формированию общечеловеческой цивилизации. По мнению доктора исторических наук Л. Г. Ивашова основная цель современного геополитического противоборства – установление мировой власти над народами, государствами и цивилизациями через подчинение их всесилию финансов [3].

В настоящее время формируются более крупные организации с функциями глобального управления и регулирования, например Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство и Транс-Тихоокеанское партнерство (фактически должно заменить АСЕАН и АТЭС), которые запустят открытый этап эрозии национальных государств. В случае подписания соглашения о создании организации Транс-Тихоокеанского партнерства государства-участники не смогут больше ограничивать приток иностранных инвестиций, транснациональные компании получат неограниченные права и привилегии. Цель данной организации, как считает профессор Массачусетского технологического института Ноам Хомский, – не развитие свободной торговли, а предоставление уникальных прав инвесторам (корпорациям). Транснациональный капитал продвигает неолиберальный проект, чтобы максимизировать прибыль и осуществить доминирование, которое в конечном итоге будет увеличивать нестабильность в государствах [9]. Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что данный этап развития мирового политического процесса связан с объединением трех мировых полюсов – Североамериканского, Западноевропейского и Азиатско-Тихоокеанского.

Современное геополитическое противоборство – борьба против демократии, унифицирующая интересы и права государственных акторов в мировой политике, национальную и цивилизационную идентичность целых народов и цивилизаций. Современный этап «демонизации» России западным сообществом указывает на то, что государство вновь окажется между двух сил мирового масштаба (геополитических противников США и Китая). На Россию оказывается давление со всех сторон, со стороны Европы, мусульманского мира (терроризм и радикальный исламизм), Азии (Китай) и США, а «новый мировой порядок» будет создан вновь «против России, за счёт России и на обломках России» [1, с. 127].

Таким образом, современный этап геополитического противоборства связан с выходом на мировую арену нового самостоятельного наднационального субъекта – транснационального финансового сообщества, который был рожден в недрах западной цивилизации. Глобальное перемещение капиталов с одного региона мира на другой, экспорт технологий, позволил реализовывать экономическую экспансию планетарного масштаба. Каждый новый этап эскалации геополитического противоборства приводит к новому витку глобализации человечества, становлению более управляемого в интересах транснационального капитала мирового порядка.

Сегодня противоборство происходит не между Западом и Востоком, как это происходило в прошлые столетия, а между государственными акторами, с одной стороны (государствами, группами государств), и транснациональным капиталом, – с другой. Произошло фактически размывание границы между Западом и Востоком, глобализация экономики лишила независимости национальные государства. В эпоху глобализации и развития мировой экономики государственные акторы вынуждены бороться не за территориальный передел как таковой или глобальное лидерство, а за выживание, сохранение целостности, национальной и цивилизационной идентичности. В свою очередь, транснациональный капитал осуществляет противоборство за доминирование над планетарным пространством. В результате нескольких этапов геополитического противоборства были устранены фактически все основные государственные акторы, которые способны оказывать влияние на развитие мирового политического процесса, кардинально изменилась геополитическая картина мира, увеличивается число глобальных проблем и конфликтов, практически во всех сферах. Глобализация привела к утрате национальными государствами возможности самостоятельно решать экономические проблемы и задачи обеспечения национальной безопасности, вынудив их прибегать к коллективным мерам. Формирование и функционирование экономических и военно-политических союзов в рамках больших пространств (Евросоюз, НАТО, НАФТА, ВТО, МВФ и др.), в большинстве случаев, отвечает интересам транснационального капитала, позволяя реализовывать новую стадию глобализации планетарного пространства. Следовательно, современный этап геополитического противоборства имеет своей целью полное изменение конфигурации мира, перераспределения геополитических центров силы и влияния, контроль над мировыми ресурсами и человечеством в целом. С помощью направления движения капитала в Азию Запад (США и Великобритания) придал международным отношениям «биполярный характер», который может послужить предпосылкой для глобального конфликта и заложит основы нового миропорядка.

В связи с этим, внешняя и внутренняя политика России должна исходить из того, что реализация современного этапа западной геоэкономической и энергетической стратегии направлена на устранение России как независимого субъекта мировой политики, крупнейшего государства Евразии. Запад во главе с транснациональными энергетическими компаниями наращивает конфликтный потенциал в энергетике. Завершающая фаза глобального геополитического противоборства, вероятно, будет связана в начале с резким искусственным изобилием ресурсов на энергетических рынках, а в конце с резким их ограничением.

Россия – единственный относительно независимый субъект в мировых энергетических отношениях, который способен возглавить реализацию евразийской модели энергетической системы. Формирование единой энергосистемы могло бы создать уникальные условия для развития всех экономик континента, учитывая, что взаимоотношения между государствами Евразии строятся на экономической взаимозависимости. Продолжением и развитием евразийского энергетического проекта (с учетом Арктического региона) могло бы стать формирование нового рынка углеводородных ресурсов в формате ШОС, БРИКС, АСЕАН, что кардинальным образом изменит геополитическую ситуацию в мировом пространстве. И в этом плане интересна и коварна роль санкций, введенных Западом против России. Во-первых, через инструмент санкций российская экономика «отрезается» от источников роста – западные кредиты, технологии, комплектующие изделия и т.д. Во-вторых, для России ограничивается доступ на мировые рынки углеводородного сырья, что наносит ущерб финансовой системе РФ. В-третьих, санкции тормозят динамику формирования нового миропорядка – ЕАС, ШОС, БРИКС, где Россия выступает самым инициативным игроком.

Примечания
1. Бжезинский Зб. Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство М., Международные отношения, 2010. –264 с.
2.Гаджиев К. С. Геополитические горизонты России: контуры нового миропорядка/РАН, Ин-т мир.экон. и междунар. Отношений. 2-е изд. испр. и доп. – М.: Экономика, 2011. –479 с.
3.Ивашов Л. Г. России нужен собственный геополитический проект 25.08.2012 [Электронный ресурс]. URL: http://ava.md/ projects/eurasian/017229-leonid-ivashov-rossii-nuzhen-sobstvennii-geopoliticheskii-proekt.html [3]
4.Киссинджер Г. О Китае, Москва: Астрель, 2013. – 511 с.
5. Модельский Дж. Эволюция глобальной политики. [Электронный ресурс]. URL: http:// www.worldpolit.ru/index.php?id=46&option= content&task=view
6. Панарин И. Н. Дипломатия и геополитика [Электронный ресурс]. URL: http://panarin. ucoz.com/publ/1-1-0-15
7. Смирнов А. Д. Кредитный «пузырь» и кризис: модель перколации финансового рынка // Вопросы экономики. – 2008. – №10. – с. 4-31.
8. Chomsky N. Obama Trade Deal A Neoliberal Assault to Further Corporate Domination 01/25/2014 [Электронный ресурс]. URL: http://www.hufngtonpost.com/2014/01/13/ noam-chomsky-obama-trans-pacific-partnership_n_4577495.html?ref=topbar
9. Cohen S. Geopolitics of the World System Rowman & Littlefeld, 2003 –Political Science – Р. 399.
10. Foreign Direct Investment in China: What the figures don’t tell us Shaun Breslin [Электронный ресурс]. URL: http://www. dur.ac.uk/resources/china.studies/
11. Jagdish S., Rajendra S., Tectonic Shift: Te Geoeconomic Realignment of Globalizing Markets. India: Sage Publications India Pvt Ltd, 2006, Р. 354.
12. Urban world: Cities and the rise of the consuming class McKinsey Global Institute, June 2012 [Электронный ресурс]. URL: http://w w w.cfr.org/world/mckins ey-urban-world-cities-rise-consuming-class/ p28859
13. U.S. Energy Information Administration, July 21, 2014 [Электронный ресурс]. URL: http:// www.eia.gov/countries/cab.cfm?fps=KS
14. U.S. Energy Information Administration, July 21, 2014 [Электронный ресурс]. URL: http:// www.eia.gov/countries/cab.cfm?fps=ja
15. Zweig D. Internationalizing China: Domestic Interests and Global Linkages, N. Y.: Cornell University Press, 2002, Р.291.
16. World investment report 2011 United Nations conference on trade and development UNCTAD [Электронный ресурс]. URL: http://tashkent.trade.gov.pl/ru/aktualnosci/ article/y,2011,a,19193,.html

Журнал “Геополитика и безопасность” № 1 (29) 2015

Оптимизация статьи – промышленный портал Мурманской области