Золотые слова
Категории раздела
Журнал "Дружба" [8]
Журнал "Красная деревня" [6]
Журнал "Крестьянка" [15]
Журнал "Работница и крестьянка" [6]
Журнал "Работница" [110]
Журнал "Советский воин" [4]
Мои статьи [130]
Экономика [80]
Календарь
Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Друзья сайта
Суббота, 22.06.2024, 23:37
«Великая рецессия» и прогноз развития геополитических конфликтов

Причины и факторы глобальной дестабилизации

В настоящее время становится все более очевидным, что глобальный кризис 2008- 2009 гг. и последовавшая за ним длительная рецессия привели мировую экономику и мировую политику к глубокой и масштабной дестабилизации [1; 2]. Обычно экономические кризисы и геополитические конфликты рассматривают отдельно, изолированно друг от друга; на деле же они теснейшим образом взаимосвязаны и влияют друг на друга.

Дестабилизация, которую сейчас переживает международное сообщество, способствовала возникновению новых и усилению прежних угроз глобальной безопасности и всего мирового геополитического порядка. Об этом, в частности, свидетельствуют острейшие социальные, экономические и политические проблемы на Ближнем Востоке, в Северной и Тропической Африке. Эти проблемы, среди которых важную роль играет рост мировых цен на продовольствие, которому способствовали США после упомянутого выше кризиса, уже спровоцировали «арабскую весну» и ее тяжелейшие последствия для многих стран Ближнего Востока и Северной Африки. На виду у всех – подъем и широкое распространение радикального, экстремистски настроенного исламизма и терроризма, гражданских войн и иностранных интервенций.

Однако самое важное состоит в том, что серьезные социально-политические потрясения происходят и в развитых странах, где темпы экономического роста остаются очень низкими или отрицательными. Все попытки США оживить экономический рост и попытки Европейского союза (ЕС) выйти из «долгового» кризиса пока что оканчиваются неудачей. Реальные темпы экономического роста в западных странах не увеличиваются, а безработица не уменьшается. В результате в развитых странах Запада растет социально-политическое напряжение, деградирует социальное государство, которым так гордились европейцы и американцы [3], происходит имущественная дифференциация и поляризация общества. При этом разрыв в доходах между самыми богатыми и «средними» американцами в последние годы достиг критической величины, характерной для эпохи «великой депрессии» 1930-х гг. (см. рис. 1).

Разрыв в доходах между наиболее богатыми американцами и основной массой населения США, который достиг своего пика к началу 1930-х гг. и сопровождался ярко выраженными социальными потрясениями, затем начал уменьшаться под влиянием социальной политики, начатой Ф. Д. Рузвельтом и достиг своего минимума к началу 1970-х гг. Однако с 1980-х гг. этот разрыв стал снова резко расти и в настоящее время достиг тех же значений, что и в начале 1930-х гг. А это свидетельствует о «перепроизводстве элит» в американском обществе и о высокой вероятности новых социальных и политических потрясений в США. Но поскольку Соединенные Штаты предпочитают экспортировать свои внутренние проблемы и кризисы вовне, усиление социальной напряженности в американском обществе неизбежно отразится (и уже отражается) на всем мире в виде роста числа масштабных конфликтов и войн.

После глобального кризиса 2008-2009 гг. в США наблюдается раскол американского общества, деградация «среднего класса», рост насилия и «немотивированных» убийств, непрерывные скандалы в высших эшелонах власти. В ряде европейских стран (Греция, Испания, Португалия, Италия, Франция, Великобритания), а также в гораздо более благополучных Бельгии и Германии растет социальное недовольство, которое усугубляется массовым притоком иммигрантов и беженцев из стран Ближнего Востока и Африки. Даже «сверхблагополучная» Швеция, которую еще недавно выставляли как образец «скандинавской модели», в 2013 г. стала ареной масштабных столкновений инокультурных иммигрантов (выходцев из Африки и Ближнего Востока) с полицией, причем эти столкновения сопровождались массовыми погромами и поджогами. Как показывает недавний исторический опыт (война НАТО в Югославии в 1999 г., война США и Великобритании в Афганистане и в Ираке, агрессия против Ливии и Сирии) основным средством отвлечения собственного населения от политических и социальных проблем для правительств западных стран остаются внешние конфликты и войны.

В этом смысле существует глубокая аналогия между нынешней эпохой и периодом 1930-х гг., который также сопровождался многочисленными конфликтами и завершился Второй мировой войной. Конкретные черты подобия между периодом 1930-х гг. и современным периодом 2010-х гг. (именно подобия, а не буквального повторения, поскольку каждая историческая эпоха отличается новизной и своеобразием) состоят в следующем. В обоих случаях мы видим долговременные экономические, социальные и политические последствия глубокого кризиса (в первом случае – мирового кризиса 1929 – 1932 гг., во втором случае – глобального кризиса 2008-2009 гг.). В обоих случаях после кризиса наступает «великая депрессия» (или «великая рецессия»), дестабилизация международной политики и разрастание множества геополитических конфликтов. В 1930-е гг. таковыми были конфликты между Японией и Китаем, СССР и Японией, гитлеровской Германией и другими европейскими странами, война в Испании и советско-финская война, наконец, Вторая мировая война, в основе которой лежали геополитические противоречия между СССР и Германией, Германией и Великобританией, Японией и США.

После кризиса 2008-2009 гг. мир уже пережил «арабскую весну», гражданскую войну и интервенцию НАТО в Ливии, вмешательство западных государств и интервенцию экстремистски настроенных исламистов в Сирии, две кровопролитных «революции» в Египте, обострение противоречий между Северной и Южной Кореей, между Китаем и Японией из-за спорных островов. Однако это далеко не конец, а скорее начало: на очереди – инициированные извне конфликты в Центральной Азии, в Пакистане, в Индии, в России и в других странах. Учитывая всю предысторию деятельности западных держав и конкретные события, происходящие на наших глазах, можно полагать, что эти конфликты с очень высокой вероятностью будут инициированы экстремистски настроенными исламистами, за которыми стоят США и другие западные государства.

Итак, сходство или подобие между 1930-ми годами и современным периодом является далеко не случайным и связано оно с тем, что мировая экономическая и политическая система сейчас находится в той же фазе эволюционного цикла, что и в 1930-х гг. Речь идет о циклах эволюции мировой системы, которые в своей основе имеют циклы Кондратьева [4; 5], но объединяют два кондратьевских цикла в один и потому включают не две, а четыре фазы: 1) структурный кризис, 2) технологический переворот, 3) великие потрясения в экономике и политике, 4) революция мирового рынка (геополитическая и геоэкономическая революция). Такие «четырехфазные» циклы позволяют более детально рассмотреть геополитические и экономические особенности каждой из фаз и сделать соответствующие прогнозы более надежными [6]. Поскольку эти циклы были описаны ранее [7; 8], остановимся на них очень кратко и приведем их датировку без подробного обоснования (см. табл. 1, точность датировки составляет 1-2 года).

Из таблицы 1 видно, что длительность фаз структурного кризиса и великих потрясений (понижательные волны циклов Кондратьева) с каждым новым эволюционным цикломтменяется, закономерно сокращаясь, в то время как продолжительность фаз технологического переворота и революции мирового рынка (повышательные фазы циклов Кондратьева) остается неизменной, составляя около четверти века.

Это объясняется тем, что структурные и технологические изменения (возникновение базисных инноваций), которые происходят в фазах структурного кризиса, а также вызревание новых геополитических и геоэкономических сдвигов, которое происходит в фазах великих потрясений, по мере развития мировой системы ускоряются из-за общего ускорения развития технологий и передачи информации, и продолжительность этих фаз уменьшается. В то же время длительность распространения уже возникших базисных инноваций и структурных изменений, а также длительность распространения геополитических и геоэкономических сдвигов в целом остается примерно одинаковой, так как мировая система от цикла к циклу расширяется, охватывая все новые и новые регионы, и возросшая скорость распространения экономических и геополитических изменений компенсируется увеличением реальных масштабов мировой системы.

Из таблицы 1, в частности, следует, что период 2005-2017 гг., который мы сейчас переживаем, с экономической и геополитической точки зрения во многом подобен периоду 1921-1945 гг. Однако, из-за сокращения длительности фазы великих потрясений почти вдвое (с 24 лет в XX в. до примерно 12 лет сейчас), события развиваются гораздо стремительнее.

Таблица 1. Циклы эволюции мировой экономической и политической системы с конца XVIII в. (с начала индустриальной эпохи)

Цикл

Фаза цикла

Примерная датировка

Длительность

I

1. Структурный кризис

2. Технологический переворот

3. Великие потрясения

4. Революция мирового рынка

1753–1789 гг.

1789–1813 гг.

1813–1849 гг.

1849–1873 гг.

Около 36 лет

Около 24 лет

Около 36 лет

Около 24 лет

II

1. Структурный кризис

2. Технологический переворот

3. Великие потрясения

4. Революция мирового рынка

1873–1897 гг.

1897–1921 гг.

1921–1945 гг.

1945–1969 гг.

Около 24 лет

Около 24 лет

Около 24 лет

Около 24 лет

III

1. Структурный кризис

2. Технологический переворот

3. Великие потрясения

4. Революция мирового рынка

1969–1981 гг.

1981–2005 гг.

2005–2017 гг.

2017–2041 гг.

Около 12 лет

Около 24 лет

Около 12 лет

Около 24 лет

Так, глубокий мировой кризис, потрясший всю мировую капиталистическую систему, во втором эволюционном цикле разразился в 1929 г. (примерно через 8 лет после начала фазы великих потрясений) и длился 4 года; в третьем же цикле, который мы сейчас переживаем, глобальный финансовый и экономический кризис 2008-2009 гг., также потрясший весь мир, разразился всего через 3-4 года после начала фазы великих потрясений и продолжался 2 года. В результате этого период 2008-2016 гг., который мы сейчас переживаем, по некоторым важным параметрам оказывается подобным периоду 1929-1941 гг.

Геополитическая стратегия англосаксонских держав

Какие же конкретные геополитические выводы следуют из приведенных выше циклов и из конкретного анализа складывающейся в мире ситуации? Прежде всего, важно подчеркнуть (здесь нет никаких идеологических пристрастий, а есть только трезвый анализ исторических фактов), что политика англосаксонских держав – Великобритании и США – всегда основывалась на том, чтобы вооружить и направить того или иного агрессора против своего основного геополитического противника, а затем пожать плоды кровопролитного конфликта с минимумом жертв со своей стороны (см., например: [9; 10]).

Таким геополитическим противником для Великобритании в XVIII и в начале XIX вв. была Франция, в середине XIX в. – Россия (первый эволюционный цикл), в начале XX в. – Россия и Германия, в 1930-е и в 1950-1970-е гг. – Советский Союз (второй эволюционный цикл). Для США основным геополитическим противником в 1950-1980-е гг. был СССР, а в начале XXI в. (третий эволюционный цикл) ими являются Россия и Китай, о чем открыто говорят не только Дж. Маккейн и М. Ромни, но и многие другие американские политические деятели.

Соответственно в середине XVIII в. во время Семилетней войны Великобритания финансировала и помогла вооружиться королю Пруссии Фридриху Великому, чтобы направить его против Франции. В начале XIX в. Великобритания сделала все, чтобы поссорить и натравить друг на друга Россию и наполеоновскую Францию, в середине XIX в. во время Крымской войны та же Великобритания натравила на Россию Турцию, Францию и Австрию, а в начале XX в. сначала вместе с США вооружила Японию против России (русско-японская война 1904-1905 гг.), а затем постаралась, чтобы основные тяготы Первой мировой войны легли на плечи Франции и России.

В 1930-е гг. Великобритания и США фактически вооружили гитлеровскую Германию, чтобы направить последнюю против СССР. В 1970-1980-е гг. США, унаследовавшие от Великобритании геополитическую тактику и стратегию, во время войны в Афганистане вооружили афганских моджахедов и создали «Аль-Каиду» против Советского Союза. Наконец, в начале XXI в., после «арабской весны», США и другие западные страны использовали экстремистски настроенных исламистов сначала в Ливии, а затем в Сирии, чтобы в дальнейшем направить их против стран Центральной Азии, России и Китая.

Важно подчеркнуть, что во всех перечисленных случаях последствия использования тех или иных агрессивных сил в итоге оказывались не такими, как задумывалось англосаксонскими державами. Так, разгром Россией, неожиданно вмешавшейся в ход Семилетней войны, армии Фридриха Великого привел к усилению Российской империи и к росту ее влияния при дочери Петра I Елизавете Петровне и Екатерине II.

Победа России в войне с Наполеоном привела к образованию в Европе Священного союза, во главе которого стояла Россия, что отнюдь не входило в планы Великобритании. Поражение в Крымской войне ослабило Россию, но позднее, в 1877-1878 гг. – Россия смогла полностью разгромить Турцию и освободить славянские народы на Балканах. Русско-японская война привела не только к ослаблению самодержавной России, чего добивались Великобритания и США, но и к усилению императорской милитаристской Японии. Для США это обернулось Пирл-Харбором и изнурительной войной с Японией в 1941-1945 гг., а для Великобритании – потерей колоний в Восточной Азии.

Однако наиболее характерным и поучительным не столько для истории, сколько для современной геополитической ситуации примером является необычайно интенсивная экономическая и политическая поддержка Великобританией и США в 1930-е гг. гитлеровской Германии с целью обеспечить ее нападение на СССР. Об этом свидетельствуют следующие многозначительные факты, о которых современные либеральные историки, политологи, геополитики часто забывают или стремятся забыть. В марте 1935 г., т. е. всего через полгода, Гитлер стал абсолютным диктатором в Германии (в августе 1934 г. умер престарелый президент Гинденбург, и Гитлер стал одновременно и канцлером, и президентом – «фюрером» немецкой нации).

Тогда же Великобритания фактически одобрила введение всеобщей воинской повинности в Германии и отмену ограничений численности и вооружений германской армии (рейхсвера), которые действовали на протяжении всего существования относительно демократической Веймарской республики в Германии [11, с. 313- 314]. Иными словами, милитаризация, которая была запрещена демократической Германии, сразу же была разрешена Германии нацистской, тоталитарной и агрессивной. В том же 1935 г. было заключено англо-германское морское соглашение, позволившее Германии создать мощный военный флот. Тем самым, благодаря Великобритании, незаконно и без всяких объяснений был разрушен Версальский договор, который подписали несколько десятков государств, и началась активная подготовка Германии к войне [12].

В 1936 г. Германия с молчаливого согласия Великобритании (Франция пыталась протестовать, но ее мнение проигнорировали) ввела свои войска в демилитаризованную Рейнскую область. А дальше все неудержимо покатилось ко Второй мировой войне, одним из главных виновников которой была не кто иной, как Великобритания, клятвенно заверявшая всех в своем «стремлении к миру». В 1938 г. был осуществлен аншлюс (присоединение Австрии к Германскому рейху).

По инициативе Великобритании был заключен позорный Мюнхенский договор, по которому Чехословакия с ее развитой военной промышленностью была отдана Гитлеру. Все это время и вплоть до самого окончания Второй мировой войны филиалы крупнейших американских корпораций («Форд», «Дюпон», «Дженерал электрик», «Дженерал моторс» и др.) активно и не покладая рук вооружали Гитлера, обеспечивали моторизацию его армии, всеми силами помогали ковать «германский меч». Таким образом, и Великобритания, и США вплоть до самого конца Второй мировой войны не прекращали сотрудничества с гитлеровской Германией, формально находясь с ней в состоянии войны. Целью политики Великобритании и США было, во что бы то ни стало натравить гитлеровскую Германию на Советский Союз с тем, чтобы уничтожить или резко ослабить его. Но получилось во многом иначе, чем задумывалось.

В 1939 г. Гитлер напал на Польшу, началась Вторая мировая война, но и после этого Великобритания и Франция вели «странную войну», за которую вскоре и поплатились, а США по-прежнему помогали Гитлеру в экономическом плане. Только когда Гитлер в 1940 г. оккупировал Францию, а вместе с ней почти всю континентальную Европу, и начал активную войну с Великобританией, британская внешняя политика несколько изменилась. Но и тогда пришедший к власти У. Черчилль продолжал политический курс, направленный на то, чтобы стравить Германию и СССР и тем самым ослабить их, а США прямо декларировали эту цель устами будущего президента Г. Трумэна и действовали в полном соответствии с этой целью.

Мы столь подробно остановились на истории англо-американской поддержки гитлеровской Германии потому, что она имеет самое непосредственное отношение к современной геополитической ситуации и к перспективам ее развития. Дело в том, что, несмотря на радикальное изменение мирового порядка, политика США и Великобритании в своей основе остается прежней и грозит опасными последствиями не только для России и Китая, но, как ни парадоксально, и для самих англосаксонских государств.

Во время войны в Афганистане в 1980-е гг. США и Великобритания фактически «выпестовали» «Аль-Каиду» и международный терроризм, которые дали многочисленные ростки и побеги. Казалось бы, террористические акты 11 сентября 2001 г. в США, длительная и неуспешная война в Афганистане, война в Ираке должны были чему-то научить американских и британских стратегов. Однако, как показывает развитие ситуации на Ближнем Востоке, во многом спровоцированное США и приведшее к интервенции НАТО в Ливии, вмешательству США и Великобритании в войну в Сирии (прямая политическая поддержка и обучение американскими и британскими инструкторами антиправительственных сил, в том числе боевиков «Аль-Каиды», массовые поставки современного оружия боевикам и т. п.), англо-американская политика остается прежней.

Более того, отчетливо вырисовывается главная цель этой политики – дестабилизировать ситуацию на Ближнем Востоке до предела и направить толпы боевиков в страны Центральной Азии, на российский Северный Кавказ, в российское Среднее Поволжье, в населенные уйгурами районы Китая. В этой связи не следует питать никаких иллюзий: поддержанные и отчасти инициированные США две «революции» в самой большой стране Ближнего Востока – Египте не только довели египетское население до отчаяния и голода, приучили его к массовому кровопролитию, но и сформировали массу готовых на все исламских экстремистов. То же самое относится к Ираку, Ливии, Йемену, Сирии.

Иными словами, если в 1930-е гг. Великобритания и США поддерживали и вооружали гитлеровскую Германию [13, с. 156-157], то сейчас англосаксонские державы более или менее последовательно и целенаправленно создают условия для глубочайшего кризиса на Ближнем Востоке, вооружают и направляют армии боевиков против стран, проводящих неугодную США политику.

В этом отношении вырисовывается своеобразная аналогия между войной в Испании в 1936-1939 гг. и войной в Сирии, начавшейся в 2011 г. Разумеется, как и всякая аналогия, она является относительной, но позволяет увидеть общий ход и вектор развития событий. В обоих случаях происходило интенсивное вмешательство внешних сил в гражданскую войну в Испании или начавшуюся в Сирии в 2011 г., причем расклад противоборствующих сил был достаточно сложным. В случае Испании на стороне мятежников-франкистов воевали или снабжали их оружием итальянские фашисты и германские нацисты; в то же время республиканцев поддерживали Советский Союз и бойцы из интербригад, в какой-то (хотя и незначительной) мере Франция.

При этом не следует забывать, что за германскими нацистами стояли Великобритания и отчасти США, желавшие натравить Гитлера против Советского Союза. В случае же Сирии законному правительству Б. Асада помогают Россия, Иран и отчасти Китай, а на стороне так называемой «сирийской оппозиции» находятся США, Великобритания, Турция, Саудовская Аравия, Катар и другие арабские монархии. Эти последние щедро снабжают радикальных исламистов со всего Ближнего Востока, Северной Африки и даже Северного Кавказа оружием и деньгами.

В середине 2013 г. в Сирию для войны с правительством Асада также стали прибывать отряды талибов из Пакистана, которых финансируют и направляют США и Саудовская Аравия [14]. При этом (по аналогии с Испанией в 1936-1939 гг.) радикальные, экстремистски настроенные исламисты в политическом плане отчасти играют роль, подобную прежним фашистам и нацистам (в данном случае мы как ученые руководствуемся не эмоциями, а только реально наблюдаемыми тенденциями, поэтому данная констатация не несет никакой идеологически ангажированной нагрузки).

Тот факт, что между наиболее радикальными исламистами (еще раз подчеркнем, что речь идет вовсе не о традиционном исламе, а о ваххабитах и членах «Аль-Каиды») и нацистами, наряду с очевидными различиями, существуют и далеко идущие политические параллели, заслуживает отдельного рассмотрения.

«… Специалисты говорят об опасной привлекательности радикального исламизма. “По своей идеологии он схож с национал-социализмом, – считает С. Багдасаров. – Он предлагает упрощенный взгляд на мир, которым можно объяснить все что угодно. Радикалы говорят: мы придем к власти и все решим. И люди поддаются…”» [15]. Здесь же кратко отметим, что и те, и другие стремились или стремятся к мировому господству – установлению «Третьего рейха» или «Всемирного халифата»; и те, и другие являются порождением глубокого мирового кризиса, сильнее всего ударившего по Германии в 1930-е гг. и по Ближнему Востоку в 2010-е гг.; и те, и другие потенциально направлены против всех крупных государств, включая не только Китай и Россию, но и западные страны. Однако между нацизмом и радикальным исламизмом существуют серьезные различия, которые необходимо учитывать. Одно из наиболее существенных различий состоит в том, что нацистское государство был организовано в виде единой жесткой иерархии, возглавляемой «фюрером», а радикальный исламизм и международный терроризм представляет собой множество соперничающих друг с другом идеологических и военных группировок. Это обстоятельство имеет принципиальное значение, поскольку предполагает другую стратегию и тактику борьбы с ваххабизмом и тому подобными течениями по сравнению с нацизмом и фашизмом.

Какая опасность угрожает России и всему миру

Главные враги радикальных, экстремистски настроенных исламистов – умеренный, мирный ислам, другие традиционные религии и светские политические режимы. В этой связи, казалось бы, необходимо объединение этих различных по своей природе, но одинаково подвергающихся опасности сил для противодействия общей угрозе. Однако такому объединению активно противодействуют США и Великобритания. Еще раз подчеркнем – без активной политической, финансовой и военной поддержки со стороны США, Великобритании, некоторых других западных государств опасность, исходящая от радикальных исламских экстремистов, была бы незначительной.

Целенаправленная политика некоторых политических сил в США и Великобритании, направленная на региональную и глобальную дестабилизацию, на создание всеобщего хаоса, как и в случае с Гитлером в 1930-е гг., объясняется стремлением ослабить своих геополитических противников и перенести свои внутренние экономические и социальные проблемы вовне. Финансовые круги США, по-видимому, верят, что в обстановке всеобщего хаоса и разрухи им еще раз удастся провернуть сверхвыгодную финансовую и политическую комбинацию вроде Бреттон-Вудского соглашения 1944 г. и вновь вернуть американскому доллару утраченные позиции. Однако на этот раз сделать это будет гораздо труднее, если вообще возможно.

Дело в том, что у США уже сейчас получается далеко не все, и геополитические процессы развиваются не так, как задумывали американские стратеги. Во-первых, длительная война в Афганистане не принесла лавров США и продемонстрировала их бессилие перед талибами. В то же время и попытки договориться с талибами, которые предпринимают США, также не слишком успешны или успешны на короткое время: в любой момент волк может укусить руку, которая его кормит. Во-вторых, «победоносная» война США и их союзников в Ираке обернулась тем, что к власти пришли шииты, являющиеся союзниками Ирана. В-третьих, экономически усилившийся Китай все больше теснит США во всех регионах мира, включая Европу, Азию, Африку и Латинскую Америку. В-четвертых, «маленькая и быстрая» война в Сирии пошла совсем по другому сценарию, чем в Ливии, и в противовес коалиции арабских монархий и западных государств де-факто возникла коалиция России, Ирана и Китая. Наконец, в-пятых, противоречия между исламским миром и Западом не только не ослабевают, но, напротив, усиливаются, и это грозит всеобщей дестабилизацией и хаосом, который неизбежно ударит и по США, и по ЕС.

Между тем выдающийся британский историк и философ А. Дж. Тойнби еще в середине XX века предупреждал своих соотечественников и весь западный мир о непредсказуемых последствиях пробуждения радикального, настроенного на всемирную экспансию ислама: «Панисламизм пассивно дремлет, но мы должны считаться с возможностью того, что Спящий проснется… Этот призыв может иметь непредсказуемые психологические последствия – разбудить воинствующий дух ислама, даже если он дремал дольше, чем Семеро Спящих, ибо он может пробудить отзвуки легендарной героической эпохи» [16]. Под «легендарной героической эпохой» Тойнби имел в виду эпоху обширных завоеваний арабами в VII-IX вв. под знаменем ислама и создания Халифата. Тойнби даже указал на то «дремлющее» радикальное течение в исламе, которое, будучи разбуженным, может сыграть роль детонатора: это течение – ваххабизм [17]. Сейчас можно видеть, насколько прав был Тойнби и насколько его предупреждения были проигнорированы США и Великобританией в конце XX – начале XXI вв. Как говорится, «нет пророка в своем отечестве»!

Итак, в ближайшие годы США, скорее всего, будут активно вести подготовку к масштабной региональной войне с целью перекройки карты Большого Ближнего Востока и Центральной Азии, а также с целью максимального ослабления России и Китая, как это в прошлом делала Великобритания [18]. После Сирии уже намечены Иран, страны Центральной Азии, российский Северный Кавказ. При этом США, как и прежде, предпочитают действовать чужими руками: после вывода основного контингента американских войск из Афганистана в 2014 г. талибы будут направлены против государств Центральной Азии, а многочисленных боевиков с Ближнего Востока, по-видимому, будут использовать против Ирана и России.

Такой сценарий развития событий не только весьма вероятен, он уже начинает осуществляться, о нем открыто или завуалированно говорят некоторые американские политические деятели и военные, а также экстремистски настроенные исламисты. Более того, велика вероятность того, что если падет режим Б. Асада в Сирии, то уже в 2015 г. (после вывода американских войск из Афганистана и в конце президентства Б. Обамы) этот сценарий будет осуществлен.

О том, что указанный сценарий США могут начать осуществлять уже в 2015 г., свидетельствуют следующие соображения. Президент Обама, который непрерывно подвергается ожесточенной критике со стороны радикальных неоконсерваторов-республиканцев «за недостаточную решительность» и администрация которого переживает один скандал за другим на фоне низкой экономической конъюнктуры, в конце своего срока может уступить давлению и пойти по пути президента-демократа Б. Клинтона. Как известно, Клинтон в конце своего второго президентского срока под давлением республиканцев развязал войну в Югославии, которая привела к тяжелым последствиям и для Сербии, и для всей Европы. Сейчас последствия масштабного конфликта на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и на Кавказе могут быть гораздо тяжелее.

Однако, судя по всему, это не остановит американских стратегов, поскольку именно в обстановке всеобщего хаоса и разрушений они надеются восстановить утраченное экономическое и политическое могущество США. Поэтому наиболее вероятный прогноз состоит в том, что основные конфликты на Ближнем Востоке и в прилежащих регионах в течение ближайших лет и на протяжении ближайшего десятилетия приведут к войнам, которые будут вести радикальные исламисты против других стран при поддержке США, других западных стран и арабских монархий (скорее всего, эта поддержка будет осуществляться до тех пор, пока радикальные исламисты не начнут угрожать жизненно важным интересам западных государств).

У России, и в меньшей степени у Китая, в ближайшие годы будет достаточно сложное положение, поскольку им придется противостоять радикальным, экстремистски настроенным исламистам не только за рубежом, но и у себя дома. Это потребует значительных ресурсов и внутренней мобилизации, включая определенное ужесточение политического режима и ограничение аппетитов чиновничьей и олигархической «элиты».

В этих сложных условиях России необходимо проводить четкую и взвешенную политику и, главное, не питать никаких иллюзий относительно политических целей и средств США и других западных государств. Более того, России необходимо серьезно готовиться к будущей войне с международными террористами и экстремистами, которых будут направлять другие страны и среди которых уже звучит призыв «после Сирии – Россия». Необходимо ускоренное перевооружение армии, прежде всего развитие сил быстрого реагирования, с учетом опыта войн в Афганистане, Чечне, Ливии и Сирии. При этом России нельзя втягиваться в полномасштабную дорогостоящую гонку вооружений, поскольку российская экономика этого не выдержит. Гораздо более целесообразно сосредоточиться на модернизации и совершенствовании определенных, наиболее эффективных при ведении войны с радикальными исламистами видов вооружений и, главное, успеть вооружить ими российскую армию.

Как показывает исторический опыт, одна из основных проблем российской армии в войнах и вооруженных конфликтах – это недостаточно широкое распространение в армии новых видов вооружений (например, автоматов, танков Т-34, маневренных и эффективных истребителей в начале Великой Отечественной войны), а также плохая связь, на которую многократно жаловались Г. К. Жуков и другие советские военачальники. Даже во время конфликта в Южной Осетии в августе 2008 г. грузинская армия была лучше оснащена современными средствами связи, чем российская.

Кроме того, российская армия явно отстает от армий развитых стран в использовании беспилотников и средств ночного ведения боя, которые являются весьма эффективными в условиях современной войны с исламскими террористами. Учитывая, что времени до начала вероятных военных конфликтов остается не так уж много (скорее всего, до 2015-2016 гг.), необходимо срочно залатать эти и другие «дыры» в обеспечении безопасности России. В противном случае, если Россия не окажется готовой к предстоящим конфликтам, если российское общество и его интеллектуальная элита будут по-прежнему пребывать в расслабленном состоянии и окажутся расколотыми, если российское образование и российская наука будут необратимо разрушены, это может обернуться большими и неоправданными жертвами, а то и переходом стран Центральной Азии под контроль радикальных исламистов и даже утратой части российской территории.

Пока есть время, этот негативный и разрушительный сценарий развития событий можно и нужно предотвратить.
Примечания:
1. Кругман П. Возвращение великой депрессии? М.: Эксмо, 2009.
2. Stiglitz J. Freefall: America, Free Markets and the Sinking of the World Economy.
New York: W. W. Norton & Company, 2010.
3. Мир. Вызовы глобального кризиса. Италия. 2013 // Мировая экономика и международные отношения. 2013. № 5.
4. Кондратьев Н. Д. Проблемы экономической динамики. М: Экономика, 1989.
5. Кондратьев Н. Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. М.: Экономика, 2002.
6. Пантин В. И., Лапкин В. В. Философия исторического прогнозирования: Ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. Дубна: Феникс, 2006.
7. Пантин В. И. Циклы и ритмы истории. Рязань: Аракс, 1996.
8. Акаев А. А., Пантин В. И. Прогноз геополитических сдвигов и основных угроз стабильности в мире // Геополитика и безопасность, 2012, № 2. С. 28-40.
9. Дюпюи Р. Э. Всемирная история войн. Кн. 3. СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1998.
10. Соколов В. Британская империя как геоэкономическая система (1603-1972). М.:
Экономика, 2012.
11. Всемирная история. Т. IX. М.: Издательство социально-экономической литературы, 1962.
12. Гудериан Г. Воспоминания немецкого генерала. Танковые войска Германии во Второй мировой войне. 1939-1945. М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2013.
13. Эндрейн Ч. Ф. Сравнительный анализ политических систем. М.: Инфра-М; Весь мир, 2000.
14. Талибы решили «откусить» кусок сирийской территории // Мир новостей. 2013. № 31. С. 4.
15. Ваххабиты – биты? Доморощенные радикалы воюют и в Сирии, и на родине // Аргументы и факты, 2013. № 24. С. 17.
16. Тойнби А. Дж. Цивилизация перед судом истории. М.: «Прогресс» – «Культура», 1996. С. 128.
17. Там же. С. 117.
18. Хопкирк П. Большая игра против России: азиатский синдром. М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2004.

Журнал “Геополитика и безопасность”  № 4 2013 г.